вернуться назад
    Статьи

СТЕНОГРАММА

заседания Секции I: "Специальные налоговые режимы"

29 мая 2003 года

О.А.ЧИРКУНОВ

Мы сегодня проводим "круглый стол" на тему: "Специальные налоговые режимы". Как всем известно, эта глава Налогового кодекса вступила в действие фактически с 1 января этого года. И на сегодняшний день наработан уже какой-то опыт и появились какие-то проблемы. Причем, проблемы, скорее всего, у налогоплательщиков появились, потому что не до конца точно прописаны многие вопросы, они появились у представителей государства, у которых явно появились проблемы с администрированием этого налога. В связи с этим мы решили посмотреть первый срез того, что же получилось у нас со специальными налоговыми режимами. И результатом нашей работы должны будут быть поправки в соответствующую главу Налогового кодекса для того, чтобы мы имели возможность в быстром режиме попробовать откорректировать, по крайней мере, те технические неточности, которые существуют.

Понятно, что при обсуждении специальных налоговых режимов есть два больших блока вопросов. Первый – концептуально-политический, что такое специальные налоговые режимы, можно ли их применять, когда и в каких случаях, можно ли вообще. Вне всякого сомнения, эта тема, наверное, будет затронута, но на самом деле мы готовим эту тему к Петербургскому экономическому форуму. И концептуально вопрос о налоговой реформе, в том числе вопросы, связанные с судьбой и с целью применения специальных налоговых режимов будут обсуждаться там.

Второй блок, на котором сегодня хотелось бы акцентировать внимание, практические предложения в части необходимости корректировки указанной главы и указанных разделов главы Налогового кодекса. Мы берем на себя обязательство, что те предложения, которые будут высказаны, они будут обработаны, там, где мы сочтем возможным и сможем найти некую консолидированную позицию Совета Федерации, Госдумы и Правительства, мы постараемся в ближайшее время эти поправки вынести и в ближайшее время эти поправки к Налоговому кодексу принять. Такова наша цель на сегодня.

По регламенту у нас предварительно заявилось довольно большое число выступающих. Поэтому мы должны будем достаточно в сжатом режиме, видимо, работать. Просьба для выступающих: три основных выступления у нас в пределах 15 минут, для обсуждения 5-7 минут.

Переходим к основным выступлениям. Я предоставляю слово заместителю Председателя Госдумы Ирине Хакамаде.

И.М.ХАКАМАДА

Уважаемые коллеги! Я очень рада, что происходит этот "круглый стол", потому что капля за каплей, если будут действительно продвинуты предложения, потом обсуждены на форуме в Санкт-Петербурге, то, может быть, мы сделаем что-нибудь более системное и понятное в соответствии с тем, что уже произошло.

Как вы знаете, есть две концепции по поводу специальных налоговых режимов. Одна – экономическая школа, которую назовем консервативной, придерживается взгляда, что в России сейчас налоговое бремя настолько снижено, что в принципе условия для бизнеса совершенно нормальные. Малый бизнес не нуждается в специальном стимулировании. И в конечном счете, если будет наблюдаться общий экономический рост и усиление прозрачности рынка, то в рамках этого экономического роста начнет расти и сектор малого бизнеса. Поэтому никаких специальных режимов не нужно.

Под давлением таким серьезным, лобби, который завещает малый бизнес, причем особенно в последние годы, эта концепция отошла в сторону, и теперь уже все школы экономические обсуждают все-таки специальную налоговую политику по отношению к малому предпринимательству. И здесь тоже, в конечном счете, наблюдаются два направления: одно направление так называемое фискальное, которое создавая налоговые режимы делает это формально, только с одной целью, чтобы показать, что такая политика есть, но, в конечном счете, если обратиться к деталям, то оказывается, что этими упрощенными налоговыми режимами мало кто может воспользоваться и в конечном счете даже отсталость администрирования связана с тем, что отсутствует вообще энергия у исполнительной власти, серьезно реализовывать эти все режимы, поэтому они все время находятся по реализации администрирования в каком-то таком остаточном варианте, как социальная политика. Вот главное здесь разобраться с нефтянкой, с акцизами, с крупными предприятиями, а здесь мы им написали, законы приняли, а там будет видно. Но и это показало то, как реализуются эти режимы на практике.

И второе направление в области специальных режимов, не пытаться делать фискальную систему, а стимулировать ее, максимально социальную значимость этих льгот. То есть рассматривать малый бизнес не как плательщиков налогов, а, прежде всего, как социальный проект по созданию рабочих мест и повышению доходов населения, что приведет к экономическому росту и росту платежеспособного спроса населения. И здесь, больше в этом направлении уделяется внимания не бесконечным поправкам по созданию какой-то идеальной налоговой системы, этих спецрежимов, а просто придерживаться как бы одного принципа, который автоматически заставит власть делать то, что нужно, или фактически те режимы не будут работать. И вот здесь очень важен вот этот принцип, вот это второе направление. Потому что мы выступаем в какой-то абсурдной ситуации. Модным стало постоянно говорить о малом бизнесе, то есть это раньше тоже было, но сейчас это совсем стало модным. Но и теперь мы занялись также как и по отношению к налоговым режимам, к бизнесу в целом, так и по отношению к малому, бесконечными поправками, изменениями и так далее. И, в конечном счете, пришли к абсурдной ситуации, когда если иметь в виду, что механизм исполнения отстает, то есть администрирование, мы не создаем лучших условий, хотя формально они лучше, а создаем еще больше барьеров и трудности. Мы в союзе правых сил провели исследование, под руководством Ясина, группа работала в 20 регионах, и оказалось, что все нововведения в области налоговой политики большинство бизнеса оценивать как не принесшее особых никаких результатов. Если регистрацией в одно окно и снятие барьеров вообще обернулись еще большим негативом, то вот налогообложение в принципе никак не расширило налогооблагаемую базу.

То есть, в конечном счете, нельзя сказать, что специальные режимы действуют уже несколько лет, и действуют очень удачно, потому, что на упрощенную систему в старом варианте переходило не более 4-ех процентов предприятий. Сейчас не видно сильного прорыва в этой области. Какие здесь оказались проблемы, на мой счет. Первое, это то, о чем я говорила, то, что вот эти все специальные режимы и в новом варианте, они носят несколько такой характер прифоманца (?) то есть нужно показать, что есть спектакль, в котором поддерживается малый бизнес, но в конечном счете делается все, чтобы на эту упрощенную систему никто не перешел, потому что критерий оборота 15 млн. рублей, по всем исследованиям показывает, что большинство предприятий должны уходить в тень и создавать филиалы или отдельные юридические лица, только для того, чтобы искусственно продемонстрировать этот оборот. Причем ссылались чиновники из Правительства, что это касается только Москвы, но вот я проездила 12 регионов, причем большинство этих регионов дотационные, то есть это не такие уж богатые регионы, где большие доходы у населения, то есть бизнес ограничен платежеспособностью населения, и все равно, 15 млн. рублей не удовлетворяют никого.

Большой минус — это освобождение от НДС с двух точек зрения. С одной стороны те, кто внутри цепи, им это не совсем выгодно, а с другой стороны Минфин ставит главным вопросом, что если вы хотите увеличения оборота для критерия перехода на упрощенную систему на 6 процентов с выручки, то тогда мы должны вводить НДС.

Потому что при огромных оборотах (до миллиона долларов оборот) освобождение от НДС – это вещь невозможная. Поэтому эта проблема не решена и в конечном счете пока что никакого стимула здесь нет.

Не произошло реального упрощения отчетности. Доходы и расходы определяются в законе как упрощенная система, но сохраняется двойной налоговый бухгалтерский учет, что опять становится проблемой для маленьких предприятий.

Достаточно сложно прописаны переходные положения. Существует запрет на возврат к упрощенной системе в течение года. Предприятия заставляют при переходе платить НДС за предыдущий срок, причем в тот год, когда он уже перешел на упрощенную систему. Жалобы идут от всех регионов, то есть возникает опять переходная проблема – проблема администрирования. Очень короткий отчетный период – квартал, бились предприятия за то, чтобы был полугодовой период, но пока что ничего не выходит.

Это то, что касается упрощенной системы. Теперь единый налог на вмененный доход. Это то, что вызывает большие споры, в том числе и в Москве, нужно ли переходить или не нужно.

Вопрос в анкете: "Считаете ли вы, что специальные режимы надо сохранить, единый налог убрать или нет", я столкнулась с ситуацией, когда в принципе объективного мнения здесь выявить невозможно. Те, кто перешел на вмененку и там, где в регионах были регрессирующие коэффициенты и нормальная политика, они очень довольны этим налогом, наоборот, требуют расширения торговых площадей до 300 кв. метров и так далее. В то же время другие группы предпринимателей кричат в истерике: запретите, уберите вообще вмененку в тех регионах, где их насильно перевели на эти налоговые режимы, а там коэффициенты достигают по умолчанию единицы, К2.

Поэтому здесь нужно разобраться все-таки с коэффициентами, с К1 и с К2 и, наверное, ставить более жесткие барьеры, то есть не от чего-то до единицы, а ставить, например, до одной сотой. Я сама видела регионы, где только когда выстраивались предприниматели с плакатами и пропускали сквозь ряды каждого депутаты Законодательного Собрания и говорили, что больше не будешь избран никогда, если вы сегодня не внесете другие коэффициенты, то есть фактически приходится политизировать предпринимателей для того, чтобы добиться нормальных коэффициентов. То есть с этим нужно еще поработать.

Нужно каким-то образом отслеживать, как принимаются региональные законы, потому что там идет все с огромным опозданием, с пересчетами бесконечными, с изменениями коэффициентов. В то время, как сама федеральная власть в качестве исполнения по коэффициентам тоже меняет условия и при этом запаздывает с администрированием и все это превращается в какой-то бесконечный процесс, в котором ни одно предприятие нормально работать не может, потому что правила меняются постоянно. И опять же очень короткий отчетный период – квартал.

Что предлагаем мы? Первая позиция – самая фантастическая, хотя на самом деле самая разумная. Если мы объединимся, обе палаты, и вне зависимости от политических взглядов депутаты всех фракций попробуют продвинуть эту идею, наверное, это будет самая главная помощь малым предприятиям, то есть добровольный переход на любые режимы.

Достаточно внести одну фразу: добровольный переход на любой налоговый режим, и заработает все автоматически. И не надо там будет ничего менять, потому что, если режим плохой, значит, предприятие будет переходить на общее налогообложение, если его вмененка не устраивает, он перейдет на упрощенный, если у него обороты большие, он уйдет с упрощенной или на вмененку, если она попадает под эти отрасли. И власть будет заинтересована. Если параллельно отдать налоги и коэффициенты на местный уровень, то местная власть, столкнувшись с тем, что у нее никто не переходит на эти режимы, и при этом не поступают соответствующие налоги в бюджет и не растут подоходные налоги, потому что весь бизнес находится в "сером" состоянии, в этом случае сами будут выступать уже инициатором не фискальных моделей, а стимулирующих.

То есть нужно добиться того, чтобы в конечном счете чиновник захотел создать оптимальный режим. Потому что пока что идет скрытая теневая борьба. И она ухудшила условия работы. Потому что, то одна сторона побеждает и расчеты изменили, то другая передавливает, и как бы за кулисами меняет те же самые критерии. И поэтому все оказываются опять перед пустыми как бы результатами.

Но так дальше вот эта подпольная борьба между чиновниками Минфина и теми, кто защищает малый бизнес, она уже разрушительна, она просто разрушительна. Конечно, можно говорить об отставках Правительства и заниматься большими политическими проектами, но в реальной жизни нужно просто пробить одну позицию, я считаю: добровольности выбора субъектами малого предпринимательства системы налогообложения.

Затем, если мы берем упрощенную систему, мы считаем, что нужно все-таки, и Совет Федерации может здесь нам помочь, пора менять закон о малом бизнесе, менять критерии, разобраться, что такое микробизнес, и там действительно должна быть совсем таки упрощенная система, и что является малым бизнесом. Хватит говорить: малый и средний бизнес. Вообще средний – это другая история. Например, предприятие "Биндукидзе"(?) – это средний бизнес, и причем тут малый бизнес? А при этом малый бизнес свели до микробизнеса.

И вот играем с этими упрощенками режима, всех замотали, а в конечном счете количество предприятий не растет, доля серой экономика как была около 40 процентов, так и осталась, и никакой конкуренции на рынке нет. Крупные компании фактически определяют рынок, и соответственно весь диалог с властью.

Поэтому имитацией этого процесса больше заниматься нельзя. И, конечно, нужно вводить другие критерии. Микробизнес, макробизнес, убрать численность вообще. Ну, и что же, что на Западе критерий численности. Ну, Запад – это Запад. Мы же знаем, что у нас есть Налоговый кодекс и для него главный критерий – это оборот. Значит нужно вводить обороты, причем очень большие для малого бизнеса. И совсем маленькие для микробизнеса.

Точно так же, если добровольность перехода есть на вмененку, то, конечно, надо увеличивать торговые площади. Потому что торговля – это огромный оборот наличных денег. И пытаться там чего-то снимать, проверять и мучить всех какими-то кассовыми аппаратами – все это развлечение власти ради самой власти и получения взяток. Сделайте нормальный вмененный налог, если он будет устраивать на площадях…

Иначе все равно ведь обманывают, ну, всем же ясно. Стоит большой магазин, весь разбит на маленькие фирмы, каждая фирма имеет маленькую площадь. На самом деле – это все одна компания. Ну, вот ясно же, так и хочется сказать чиновникам: вы пойдите, походите, вообще вы все видите, что вас обходят вот так вот в раз.

То есть, если уж желать прозрачную систему, то ее делать или это опять игры.

Необходимо решить проблему добровольной уплаты НДС при упрощенной системе. Это сложно, это сложно в пересчете. Но я знаю, что вот когда ставится задача… В свое время говорили: регистрация в одно окно, вот даже согласно нашей Конституции, в принципе, невозможно. Когда возникла воля, то оказалось возможно, только воли не хватило для того, чтобы просто заплатить деньги налоговой инспекции, эту функцию, чтобы они занялись своим делом.

Передать функции по расчету коэффициентов органам местного самоуправления. Может быть, не права, может быть, надо на этот счет и подумать. Но региональные областные собрания замучили. Может быть, местные будут ближе к бизнесу. Это спорный вопрос, но, я считаю, он может быть вопросом для обсуждения.

Установить К2 коэффициент, высшая планка 0,01, потому что единица, фактически ею пользуются очень многие областные собрания, особенно там, где губернатор не понимает вообще, как он собирается получать деньги бюджета.

Мы считаем, что надо налоговые поступления от малых предприятий оставить на региональном уровне 60 процентов местным органам самоуправления и 40 процентов региональным бюджетам, в федеральный бюджет ничего не отдавать. Потому что федеральный бюджет берет самые лучшие, самые легко собираемые налоги. Пусть он этим занимается, а если мы хотим хоть какой-то стимул придать со стороны власти на местах, тогда нужно это все оставлять в бюджетах.

Разрешить возможность уплаты индивидуальными предпринимателями единого налога и упрощенного один раз в год по патентному принципу, без заполнения дополнительных форм налоговых деклараций.

Заменить налогами, взимаемыми в соответствии по спецрежимам, максимальное число остальных налогов. То есть не освобождать от поименованных, а освобождать от всех, кроме поименованных.

И освободить, ну, это старая история, плательщиков вмененного налога от контрольно-кассовых аппаратов.

Мне кажется, что все, что я предложила, это не мои личные взгляды, это вообще на самом деле отработанный материал по регионам как за 10 лет (вообще это все одно и тоже, что мы обсуждаем), так и в последние полгода. Я проездила с нашей программой огромное количество регионов, все это в принципе с мест, это обобщено. Но у меня такое впечатление создается, что половину этих предложений мы не сможем пробить, сопротивление власти беспредельно жесткое. И самое главное, вот этот принцип добровольности перехода, мы пробовали в Государственной Думе, трижды мы вносили с разных сторон, от разных депутатов эти поправки, пока ничего не получалось. Может быть, объединившись с Советом Федерации, у нас что-нибудь получится. Почему это важно?

Потому что я уверена, что развитие сектора малого предпринимательства не в том понимании, как понимает Минфин, а в том понимании, как понимаем мы, то есть совершенно с другими оборотами, на самом деле заложен ключ к созданию абсолютно конкурентоспособной по сравнению с западными экономиками России. А до тех пор, пока мы будем пытаться решить эти проблемы, обходя по умолчанию этот сектор, принижая его значение, рассматривая как некую игрушку в руках определенных лоббистских сил и не более того, до тех пор на самом деле истинной конкурентоспособности не будет, потому что жестко монополизированная экономика никогда не работает на потребителя, никогда не бывает эффективной, а самое главное – всегда занимается фактически еще и приватизацией власти. С одной стороны, власть не любит, когда ее приватизируют, с другой стороны – она не хочет стимулировать тот сектор, который как раз фактически в экономическом плане отражает уровень развития гражданского общества.

Поэтому донести эту мысль можно, конечно, политически, но, по-моему, все исчерпано, уже были Госсоветы, заседания, доклады, не знаю, мне кажется, что уже больше ничего сделать нельзя, может быть, пора начинать тихо и серьезно пробивать эти конкретные идеи в конечных законах. Спасибо.

О.А.ЧИРКУНОВ

Ну что же позицию правого крыла Государственной Думы мы услышали, у нас сейчас есть возможность…

В.А.НОВИКОВ

…(микрофон не включен, не слышно)…правое крыло…

И.М.ХАКАМАДА

Да, я сказала, то есть это не политизировано совершенно, снизу все идет.

О.А.ЧИРКУНОВ

Хорошо, будем считать, что член Совета Федерации Новиков озвучил еще и позицию регионов. А сейчас у нас есть возможность послушать заинтересованные министерства и ведомства. Я слово предоставляю Андрееву Игорю Михайловичу – заместителю начальника Управления налогообложения малого бизнеса Министерства по налогам и сборам.

И.М.АНДРЕЕВ

Добрый день!

Я хотел бы остановиться на основных проблемах, не касаясь уже мелочей, потому что времени не хватит. Но как было уже отмечено, действующие на сегодняшний день главы 26.2 и 26.3 Налогового кодекса применяются в течение полных 5 месяцев, поэтому как бы дать полную углубленную оценку эффективности и практики применения, в общем-то, на сегодняшний день не представляется возможным.

Но вместе с тем Министерством по налогам и сборам на постоянной основе проводится мониторинг, а также мы общаемся с налогоплательщиками посредством переписки, личного общения налоговыми органами на местах, и поэтому можем сделать выводы о неоднозначности восприятия как налогоплательщиками, так и налоговыми органами вышеупомянутых систем налогообложения. И в первую очередь это касается системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности.

Несмотря на то, что данная система налогообложения по своей сути является почти полным аналогом ранее действовавшего на территории Российской Федерации механизма налогообложения вмененного дохода, предусмотренного Федеральным законом от 31 июля 1998 года № 148-фз "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности", и устранило ряд существенных, по нашему мнению, его недостатков, оказывающих негативное влияние на размер налоговой нагрузки налогоплательщиков. В частности, установлен единый порядок исчисления и уплаты единого налога на вмененный доход, значения базовой доходности – физический показатель базовой доходности, а также предельные значения корректирующего коэффициента базовой доходности К2, устанавливаемого субъектами Российской Федерации, теперь закреплены непосредственно Кодексом, что в какой-то степени уменьшило законотворчество, которое происходило на территориях субъектов Российской Федерации, каким-то образом привело в какой порядок.

Применение отдельных положений главы 26.3 Налогового кодекса таких, например, как: положения статьи 346.27 Кодекса в части понятийного аппарата и в первую очередь розничной торговли, использованные в главе. А также положений, предусмотренных пунктом вторым статьи 346.28 Кодекса, устанавливающего обязанности налогоплательщиков встать на учет и платить единый налог на вмененный доход в каждом месте осуществления деятельности без учета периодичности ее осуществления в отношении деятельности, гласящей разовый эпизодический характер (это просто массовые у нас жалобы идут), вызвало массу нареканий как со стороны налоговых органов и массу жалоб от налогоплательщиков.

По мнению налоговых органов, дальнейшее не урегулирование в законодательном порядке указанных положений Кодекса приведет к постепенному оттоку значительного числа налогоплательщиков в нелегальный сектор экономики, следовательно потерям бюджетной части не только федерального, но и всех бюджетов.

Для справки могу сказать, что на сегодняшний день единый налог на вмененный доход у нас введен на территории 85 регионов, в том числе: по бытовым услугам – 82 региона применяют; по ветеринарным услугам – 74 региона; по услугам, связанным с ремонтом и техническим обслуживанием, мойкой автотранспортных средств – 82 региона; розничная торговля наибольшее количество регионов – 85; общественное питание – 78 регионов; и автотранспортные услуги – тоже 78 регионов. Не ввели единый налог на вметенный доход – Москва, Санкт-Петербург, Свердловская область, Коми-Пермяцкий автономный округ, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ.

Что касается упрощенной системы налогообложения, предусмотренной главой 26.2 Кодекса, то следует отметить, что основной проблемой, повлиявшей на негативное к ней отношение со стороны налогоплательщиков, была действовавшая ранее редакция пункта первого статьи 346.16 Кодекса, не предусматривающая возможность уменьшения налогоплательщиками полученных ими доходов на сумму произведенных расходов по оплате стоимости товаров, приобретенных для дальнейшей реализации. Однако федеральным законом № 191-фз от 31 декабря 2002 года данные расходы были внесены в статью 346.16 Кодекса, и указанная проблема на первый взгляд была устранена. Но вместе с тем решение этой проблемы привело к возникновению новых проблем правового характера, повлиявших на массовость к применению в текущем году упрощенной системы налогообложения.

Так согласно статье 8 федерального закона 191-фз он вступает в силу с 1 января 2003 года. В соответствии с порядком и условиями начала прекращения применения упрощенной системы налогообложения, предусмотренной статьей 346.13 Кодекса, налогоплательщик, изъявивший желание перейти с 1 января 2003 года на упрощенную систему налогообложения, обязаны были подать об этом заявление в налоговый орган в период с 1 октября по 30 ноября 2002 года.

Из-за отсутствия на тот момент в перечне расходов, учитываемых при исчислении налоговой базы по единому налогу затрат по оплате стоимости приобретенных товаров для дальнейшей реализации, многими налогоплательщиками, имевшими желание применять с 1 января 2003 года упрощенную систему налогообложения, не были поданы в установленные сроки заявления о переходе на данную систему налогообложения, все ждали, что произойдет. А учитывая, что федеральным законом 191-фз не было предусмотрено продление сроков подачи заявлений о переходе на упрощенную систему налогообложения, право на применение в текущем году этого налогового режима, указанного налогоплательщиками, было полностью утрачено. Данная правовая коллизия не позволила многим налогоплательщикам реализовать законно предоставленное им право применения системы налогообложения указанной.

Для примера, здесь можно привести данные, имеющиеся у нас. На сегодняшний день или с 1 января 2003 года применяют упрощенную систему налогообложения, подали заявление 189,2 тыс. организаций, в том числе по доходам 108,3 тыс. организаций, по доходам на уменьшенную величину расходов – 80,9 тыс. организаций, где-то процентов 15-20 просто потеряно налогоплательщиков из-за отсутствия этих переходный положений.

Что касается индивидуальных предпринимателей, то применяют в этом году, подали заявление о применении упрощенной системы налогообложения почти 298 тыс. человек; по доходам выбрали объект налогообложения доходов 236,7 тыс. человек и всего лишь 61 тыс. человек по объекту налогообложения доходов, уменьшенную на величину расходов. Все это тоже негативно сказалось на применении этой системы.

Кроме того, данный налоговый режим вызывает много нареканий в части условий и ограничений по его применению, наличие массы редакционных ошибок и неувязок. По порядку определения доходов и расходов – то же самое, у нас в фразах звучит, в частности в главе по индивидуальным предпринимателям доход от предпринимательской деятельности, но, к сожалению, в Налоговом кодексе вообще отсутствует понятие, что такое доход от предпринимательской деятельности.

Даже в главе 23 "Налог на доходы физических лиц", нет такого понятия. Поэтому МНС России вынуждено было своими методическими рекомендациями как-то уравнять правила игры по упрощенной системе налогообложения каким-то образом между организациями и индивидуальными предпринимателями, потому что это было просто невозможно и поток жалоб был.

Отсутствие порядка определения, а также переходных положений (они практически не прописаны) и в частности отсутствие порядка определения налоговой базы при переходе с упрощенной системы налогообложения учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства, действовавшей в прошлом году по Федеральному Закону 222 ФЗ и с уплатой единого налога на вмененный доход для определенных видов деятельности по 148 ФЗ закону на упрощенную систему налогообложения. И на сегодняшний день у нас также отсутствует переходные положения в случае осуществления деятельности, подпадающей под действие единого налога на вмененный доход в период применения упрощенной системы налогообложения. Как бы норма существует, что не в праве применять налогоплательщики, перешедшие на единый налог на вмененный доход. Тем не менее, переход у нас в общем-то никаким образом не прописан.

В настоящее время, хочу отметить, в администрации ведется постоянная в этом плане работа. Но в настоящее время ведется работа по подготовке поправок главы 26.2, 26.3 Кодекса, которые, по мнению Министерства, позволят устранить основные проблемы методологического характера, возникшие в процессе применения налогоплательщиком вышеназванных глав Кодекса. У меня все.

О.А.ЧИРКУНОВ

Спасибо. Игорь Михайлович, останьтесь здесь с нами, лицом к налогоплательщикам посидим. Вопросы, возможно, возникнут. Я предоставляю слово Орлову Михаилу Юрьевичу, руководителю Департамента налоговой политики Министерства экономического развития и торговли.

М.Ю.ОРЛОВ

Спасибо. Уважаемые участники "Круглого стола", наверно, я, конечно, не смогу так точно рассказать о статистике сегодняшнего применения упрощенной системы, системы вмененного налога. И безусловно, те недочеты, те недостатки главы 26.2 и 26.3, которые только что прозвучали, абсолютно обоснованы, и я думаю, что участники "Круглого стола" еще назовут множество проблем, с которыми сталкиваются и налогоплательщики и государственные органы.

Я хотел бы, может быть, немножко с другой стороны подойти к обсуждению сегодняшней темы. А именно: у нас полгода (не полгода, но пять месяцев) действуют две новые главы: система вмененного налога и система упрощенного налогообложения. Прежде чем анализировать, хорошо ли, плохо они работают, прежде чем заносить перо над бумагой с тем, чтобы поправить эту главу, давайте все-таки попробуем понять, какая идеология должна была быть заложена в этих главах и что вообще ожидали и налогоплательщики и государство от этих глав для того, чтобы потом можно было сделать выводы, оправдались ли эти ожидания или нет.

Я могу сказать, наверно, от имени Минэкономразвития, который являлся одним из основных разработчиков этих двух глав, какую идеологию исповедовали мы и что хотели мы реализовать, прописывая эти главы. А уж насколько эта идеология была воплощена в законопроектах и насколько эта идеология нашла отражение в сложившейся практике, это уже судить Вам, наверно и мы готовы, конечно, выслушать любую критику в свой адрес.

Итак, идеология упрощенной системы – это действительно реальное упрощение финансово-хозяйственной деятельности для субъектов не то что малого, я бы даже сказал мелкого бизнеса. Изначально, когда была поставлена задача разработать систему налогообложения для малого бизнеса, речь шла об очень мелком бизнесе, как мы их называли, "торговцами семечек и торговцами пирожками". Именно этим предопределялся тот минимум в десять миллионов рублей, который фигурировал в первоначальном проекте правительственного варианта законопроекта и впоследствии 15 миллионов, которые сегодня фигурируют в законе, это как тоже постоянно примерялось на мелких торговцев.

О.А.ЧИРКУНОВ

Уже ватрушки включили туда; не только пирожки, но и ватрушки.

М.Ю.ОРЛОВ

Вероятно. Да, я знаю проблему, мне уже говорили, что малые нефтяные компании не попали в этот список организаций, которые перешли на упрощение. Наверное, это действительно проблема, но честно говоря, мы не ставили задачу, чтобы эти компании попали туда. И именно этим определялся перечень налогов, который отменяется для этих организаций. Скажем, я понимаю, насколько существенно для организаций более менее крупно строенной технологической цепочки уплачивать налог на добавленную стоимость, быть плательщиками НДС. Но еще раз говорю, перед нами в качестве примера стояли те организации мелкого бизнеса, которые работают напрямую с физическими лицами.

Поэтому вся та критика, которая сегодня в адрес этой упрощенной системы раздается, во многом сводится к тому, что идеология должна быть другая. Во всяком случае, так воспринимают ее налогоплательщики, так воспринимают ее представители государственных органов.

Что касается вмененной системы, системы налогообложения вмененного дохода, то идеология была несколько иная. В данном случае речь шла не столько даже об упрощении жизни для налогоплательщика (как ни кощунственно звучит такая фраза), сколько, наверно, об упрощении жизни для государства.

Дело в том, что государство дает себе отчет, я думаю, что и различные контрольные органы дают себе отчет, что есть ряд категорий налогоплательщиков, есть ряд категорий организаций в виде, может быть, и физических лиц, которые занимаются видами деятельности, трудно поддающимися контролю со стороны государства.

Это беда, наверно, всеобщая нашей российской действительности. Но это как бы объективная реальность, данная в ощущениях, и, к сожалению, мы с ней ничего не можем сделать.

Именно поэтому была придумана абсолютно несправедливая и абсолютно несоответствующая принципам налогообложения система налогообложения вмененного дохода, когда налог берется не с реального финансового результата, а с некоего эфемерного дохода, который, по мнению того или иного чиновника, должен заработать тот или иной предприниматель.

И по своей сути, естественно, эта система несправедлива. Но мы вынуждены были на нее пойти, как, может быть (я надеюсь, во всяком случае) временную меру с тем, чтобы научиться работать со всеми категориями налогоплательщиков, даже с теми категориями, за финансовой деятельностью которым достаточно затруднен (?), чтобы впоследствии придти и перевести их уже на традиционную общую систему налогообложения.

Именно исходя из этой идеологии системы вмененного налога, в отличие от упрощенной системы, предполагало обязательность перехода этих организаций на эту систему. Именно поэтому больше полномочий предоставлялось регионам по определению каких-то основных положений системы налогообложения вмененного дохода и в меньшей степени учитывалась воля налогоплательщика, именно потому что регион должен был определить, какие виды деятельности на территории того или иного региона в наименьшей степени поддаются контролю и, соответственно, с кого проще взять практически некую дань вместо налога.

Конечно же, еще раз я говорю, что нельзя искать справедливость в заведомо несправедливом налоге, к коему я отношу единый налог на вмененный доход. Но это, к сожалению, вынужденная мера; надеюсь, что она временная.

Какие проблемы сегодня возникают? Во всяком случае, та почта, которую мы сегодня получаем, позволяет нам сделать выводы о том, что ряд проблем, которые возникают у налогоплательщиков, (это действительно наша ошибка, мы не хотели допустить подобного) и, вероятно, при доработке законодательства эти проблемы должны быть устранены.

Что касается упрощенной системы, то все эти проблемы, о которых только что Юрий Михайлович говорил, абсолютно обоснованы в плане того, что плохо прописаны переходные положения, плохо прописан сам механизм перехода на упрощенную систему и возврат с этой системы обратно. Может быть, плохо прописаны вопросы, связанные с системой учета, отчетности. Так или иначе, эти проблемы, безусловно, надо решать.

Но в упрощенной системе, на мой взгляд, проблем значительно меньше, чем в системе вмененного налога. Поэтому, давайте, может быть, больше внимания уделим этому налогу.

Итак, как я уже говорил, вмененный налог должен был прежде всего зависеть от воли региона. Именно поэтому региону предоставлено было право. Перечень видов деятельности, который был сформулирован в главе 26.3, формировался именно исходя из того, что именно, по нашему мнению, эти виды деятельности достаточно трудно поддаются контролю со стороны финансовых контролирующих органов. При этом мы допускали, что регионы могли устанавливать свой перечень, опять-таки в рамках федерального перечня.

На практике, к сожалению, так не получилось. Во всяком случае, исходя из трактовки закона, главы 26.3, мы столкнулись с тем, что государственные органы и правоохранительные органы, органы прокуратуры небезосновательно трактуют нормы этой главы таким образом, что, скажем, в отношении бытовых услуг можно ввести упрощенную систему в отношении всех бытовых услуг в регионе, которые существуют, и нельзя дифференцировать, скажем: в отношении пошива шапок можно вводить, а в отношении стирки белья вводить единый налог нельзя.

К сожалению, это наша недоработка, мы это не закладывали, во всяком случае, не хотели заложить в нашем законопроекте. Мы полагали, что если тот или иной регион посчитает, что кроме как ателье ему больше облагать единым налогом на вмененный доход ничего не нужно, то он может своим законом именно для них прописать эту систему вмененного налога, освободив все остальные бытовые услуги от этой системы. И соответственно, они будут уплачивать в общеустановленном порядке, либо используя упрощенную систему.

Безусловно, возник ряд проблем с трактовкой розничной торговли, что такое "розничная торговля". И, к сожалению, то определение розничной торговли, которое сегодня у нас закреплено в Кодексе, безусловно, несправедливо и во многом, мне кажется, несправедливо исключает из организаций, которые должны были перейти на систему вмененного налога, организации, которые, скажем, торгуют в ту же самую розницу, только принимают при этом кредитные карточки.

Мне кажется, подобные недостатки главы, безусловно, должны быть устранены. Мы столкнулись с достаточно, как мне кажется, изуверской трактовкой определения организаций, которые должны перейти по рознице на систему вмененного налога, связанную с тем, что те ограничения по метражу применяются в отношении одного юридического лица. И если у одного юридического лица, магазина, есть пять, шесть, семь торговых площадей, то эти площади суммируются, и только эта сумма сопоставляется со ста пятьюдесятью квадратными метрами.

Могу Вам сказать, что это мы не только не закладывали, но даже при первом, втором и третьем прочтении закона мы не увидели, что именно таким образом можно трактовать закон.

Кроме того, большие нарекания мы выслушиваем в адрес коэффициентов. Изначально, как Вы помните, планировалось ввести три коэффициента (если отбросить коэффициент инфляции, то два сущностных коэффициента), которые должны были скорректировать базовую доходность, установленную Федеральным Законом с учетом региональных особенностей. И при этом коэффициент К 1, на наш взгляд, должен был отражать все особенности ведения бизнеса, которые предопределяются географическим положением того или иного налогоплательщика, и, Вы помните, это – достаточно сложная, может быть, не бесспорная формула, которая сегодня закреплена в кодексе, формально не вступила в силу из-за того, что не был готов земельный кадастр на момент введения главы 26.3.

Фактически, конечно же, у нас тоже есть сомнения, что эта формула достаточно справедлива, и если мы полагаем, что если мы и хотим каким-то коэффициентом учитывать географическое положение, местонахождение того или иного налогоплательщика, то вероятно надо использовать какие-то другие механизмы, может быть, иную форму и каким-то образом ее подкорректировать.

Но этот коэффициент К 1 не введен. Введен коэффициент К 2. При этом предоставили регионам достаточно большие полномочия. На наш взгляд, этими полномочиями регион мог использовать и для того, чтобы учесть в том числе местонахождение налогоплательщика. Хотя, еще раз говорю, что мы, знакомясь с почтой, с откликами и налогоплательщиков и финансовых органов с тем, что достаточно неоднозначны трактовки того, что имеет право установить регион, определяя коэффициент К 2 и как он рассчитывается.

Давайте с Вами обсудим. Если полагаем, что что-то надо доработать в этом коэффициенте и как-то по-другому сформулировать право регионов по установлению этого коэффициента, давайте это учтем.

В любом случае, сегодня потенциал коэффициента К 2 в должной степени не используется. У нас сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны у нас достаточно много жалоб со стороны финансовых органов, со стороны региональных властей с тем, что система вмененного налога приводит к убыткам, вернее, к недополученным доходам того или иного региона, что прежняя система вмененного налога была более совершенной, во всяком случае, была более доходной с точки зрения бюджетных поступлений. С другой стороны мы получаем массу писем от налогоплательщиков, которые говорят, что их налоговая нагрузка по системе вмененного налога многократно возросла.

Правда, когда мы начинаем анализировать, что же произошло, мы обращаем внимание, что просто коэффициент К 2 в регионе установлен, может быть, не самый низкий, и может быть, необоснованно высокий. И тем самым хотелось бы сказать, тогда, господа, наверно, эти проблемы надо решать не с федеральными властями, а с региональными властями. Мы не можем каждому региону диктовать то, как он должен устанавливать все эти коэффициенты.

Таким образом, проблем, безусловно, уже даже за эти пять месяцев действия двух систем накопилось больше, чем предостаточно. Безусловно, когда мы сможем подвести, может быть, за уже полугодие финансовые результаты применения двух систем, мы можем сделать более объективный вывод о том, насколько совершенны эти два механизма.

Что хотелось бы, может быть в качестве проблем поставить перед уважаемым нашим Заседанием – давайте обсудим, а какая должна все-таки быть идеология у этих двух законов, у этих двух систем налогообложения.

Не имеет ли смысл пересмотреть эту идеологию? Может быть, те вопросы, те предложения, которые сегодня звучат со стороны государственных органов к налогоплательщику, можно решить иным образом. Но в любом случае, я полагаю, что прежде чем, переходить уже к правке закона, давайте попробуем все-таки определиться с идеологией.

И второй вопрос, который мы должны сегодня обсудить, это – что действительно творится на местах применения этих глав Налогового кодекса и, конечно, хотелось бы выслушать и мнение налогоплательщиков и мнение представителей субъектов Федерации о том, как они видят дальнейшее совершенствование этих двух глав. Спасибо. Если есть вопросы, я готов на них ответить.

О.А.ЧИРКУНОВ

Видимо, мы формат вопросов чуть позже введем. Слово предоставляется Иоффе Александру Давидовичу, президенту Российской Ассоциации развития малого и среднего предпринимательства. Уважаемые коллеги, я прошу желающих выступать записываться. У нас есть список людей, которые заявились в регистрации, но, тем не менее, я прошу тех, кто не заявился в процессе регистрации, сейчас в письменной форме, наверное, подать (не слышно).

А.Д.ИОФФЕ

Добрый день, уважаемые коллеги. Вы знаете, мне понравилось, как начался наш "Круглый стол", как проникновенно представители Государственной Думы и Правительства рассказали о том, какие же плохие законы они приняли, я имею в виду "упрощенку" и "вмененку" и как они вредят делу развития малого предпринимательства в России.

Это вызывает определенные надежды, что, может быть, они поправятся и изменят ситуацию в налогообложении малого бизнеса коренным образом.

Я должен сказать, что я совершенно искренне мог бы подписаться практически под любым словом, которое здесь сказала Ирина Муцуовна в своем выступлении, потому что все те тезисы, которые она озвучила, давно и много и многократно обсуждались на самых различных конференциях, съездах, совещаниях и других "круглых столах", в среде предпринимательской общественности в том числе.

И еще только на этапе появления закона о вмененном налоге или, как его прозвали, невменяемом, уже нами достаточно радикально говорилось о том, что этот налог должен действовать в добровольном режиме.

И действительно, на самом деле, вопрос добровольности является во всей этой истории абсолютно краеугольным. Если мы не разрубим этот узел, ничего у нас не получится, потому что этот вмененный налог бесконечно будет висеть камнем, в самых разных вариантах в разных регионах надо предпринимать его.

Кстати, должен прокомментировать эту вечную историю, аргументацию Правительства, когда они говорят о том, что "вмененка" была введена исключительно из административных сложностей для ведения и учета этих многочисленных мелких надоедливых предпринимателей, что очень трудно администрировать налоги с этих самых маленьких бизнесов.

Я должен сказать, что вообще, говорят, что это внутренняя проблема государства, и она не должна ложиться на плечи предпринимателя с одной стороны, а с другой стороны, в общем, это не очень искренне. Потому что надо сказать честно, что государство с удивительным рвением накручивает с каждым годом все большие и большие административные барьеры, контрольную и разрешительную практику.

И здесь рвение у государственных чиновников для администрирования этих контролирующих мероприятий вполне хватает. Хватает сил, времени приходить по десятку раз к предпринимателю с проверками, а почему-то в налоговой сфере, оказывается, это очень трудно и обременительно. Не очень логично получается.

Поэтому мое выступление будет очень короткое, я не хотел бы останавливаться на всяких деталях, связанных с совершенствованием этих налогов, и честно говоря, не очень хочется заниматься борьбой плохого с очень плохим.

Поэтому я всячески поддерживаю идею Орлова обсудить концептуальные вопросы, но реально я вижу, что нужно сегодня действительно всем объединиться и отменить обязательность вмененного налога, а там дальше мы разберемся. Спасибо.

О.А.ЧИРКУНОВ

Слово предоставляется Кучеровой Елене Валентиновне – советнику губернатора Московской области по экономическим и финансовым вопросам.

Е.В.КУЧЕРОВА

Добрый день! Я думаю, кто-то сразу же про федеральные органы, заинтересованные общественные организации, и как нам в этой ситуации быть. Поэтому спасибо, что дали слово.

В принципе, как по оценке специалистов в нашей области, введение единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности в целом можно оценивать положительно. Положительным, на наш взгляд, является тот факт, что в принятии этого закона были даны определенные серьезные полномочия субъекту Федерации по конкретизации этих положений.

В Московской области уже в начале 2002 года был принят закон по реализации этих компетенций и началась практическая реализация положений этого закона. В процессе реализации закона так как апробация мы уже отвыкли от того, чтобы на федеральном уровне принимался закон, предварительно апробированный, как правило, мы вступаем в его действие и начинается процесс апробации уже на местах по жизни, по практике. Допустим, если бы у нас не было полномочий у субъекта Федерации по данному закону, то соответственно эта вся куча проблем свалилась бы на федералов, и я думаю, что успех этого закона был бы гораздо менее значительным.

Поэтому в процессе реализации положений данного закона мы по согласованию с налогоплательщиками, с налоговой службой вносили в него корректировки. И практически два раза мы возвращались к данному закону и принимали два раза поправки областного закона, в том числе последняя поправка у нас была в декабре 2002 года. Одновременно мы вносили предложения в уточнение федерального законодательства, более 16 предложений нами было представлено.

Таким образом, что можно сказать? Что была создана нормальная система взаимодействия всех заинтересованных лиц, в том числе и различных уровней власти с целью совершенствования данного закона с учетом практики его реализации на местах.

Конечно, в Московской области, если говорить об объеме поступлений за счет этого налога, эта сумма незначительная по сравнению с общим объемом консолидированного бюджета, где-то порядка 0,9 процента, но, несмотря на это, мы считаем, что этот налог прогрессивный и потенциально может быть более значимым, чем в настоящий момент он является.

Хочу сказать, что говорить, допустим, может быть, я не совсем точно поняла, представителя Минэкономразвития России, но о том, что регионы не совсем справились со своими полномочиями и правами, мне кажется это неправильно и неверно. Да, есть необходимость конкретизации, может быть, наших полномочий, но это вопрос нашей взаимной работы и обязательного учета мнений субъекта Федерации.

Допустим, за 2002 год мы запланировали, конечно, поступления по этой статье, и выполнение против утвержденного плана, составило 82,9 процента. Но против таких же аналогичных случаев, когда мы принимали новый закон, реализовывали новый закон, чаще, конечно, более завышенные были даны плановые показатели.

И результатом того, что требовались некоторые уточнения и поправки, было то, что мы его действительно против плановых назначений не выполнили на 100 процентов. Но перекрыли мы за счет других доходов, то есть проблемы это в целом для бюджета не составило.

И по поводу того, что Ирина Муцуовна говорила, что это не только в отношении данного закона, а вообще в отношении предпринимательства, что нет необходимости применять контрольно-кассовые машины в сфере малого бизнеса. Настолько эта проблема долго и настолько трудно реализовывалась и настолько серьезны успехи от введения контрольно-кассовых машин, что, мне кажется, нет необходимости вот так вопрос ставить.

Да, может быть, есть необходимость ставить вопрос об оказании помощи в приобретении контрольно-кассовых аппаратов, обеспечении нормальных условий для работы предприятий малого бизнеса. Но так, как в основном система отработана, и не только в интересах фискальных, она еще и в интересах защиты прав потребителей, потому что инициативу по этому вопросу заявляли еще и потребители, то, на наш взгляд, ломать ее не стоит.

Теперь по поводу законодательных актов. Мне кажется, действительно сейчас есть необходимость уточнить (это в целях реализации закона о налоге на вмененный доход) главу 26, часть 3, и по поводу понятийного аппарата.

Действительно, определение розничной торговли, на наш взгляд, в данном случае устарело. Мы все понимаем, что существует безналичный расчет, существуют карточки, которыми пользуются. И спецификой, я думаю, не только для нашей области, но и для других субъектов является наличие такого момента, что аптечные организации, которые осуществляют реализацию социальных законов в части обеспечения лекарственными препаратами граждан, имеющих льготы, тогда оплата для этих категорий осуществляется по безналичному расчету. Это такое наше условие, это требование казначейской системы исполнения бюджета. И в таком случае, особенно муниципальные аптеки, вынуждены вести двойной отчет. То есть это нерационально требует увеличения численности, соответственно, может отразиться и на ценах самих лекарственных препаратов.

Поэтому мы считаем, для того, чтобы эту проблему каким-то образом разрегулировать, нужно внести то определение розничной торговли, которое существует в Гражданском кодексе, то есть рассматривать это не как расплату за наличные деньги, не на этом акцент делать, а как работу с конечным потребителем. Я не претендую на то, что наша формулировка является истиной в последней инстанции, но проблему разрешить, на наш взгляд, необходимо.

Следующий момент – относительно применения налога на вмененный доход для торговых организаций. Так как разъяснение Министерства по налогам и сборам относительно того, какие организации могут применить этот единый налог на вмененный доход, они ограничивают сферу применения, увязывая это с тем, что при наличии у торговых организаций торговых точек свыше 150 кв. метров, они не имеют права применять эту систему.

Наше предложение заключается в следующем, что в этом случае, несмотря на то, что двойной учет не очень рационален для аптек, но в этом случае мы делаем такое предложение: здесь мы можем вести двойной учет и осуществлять, допустим, применение налога на вмененный доход для тех торговых точек или для той деятельности, которую осуществляют точки с площадями меньше 150 кв. метров, а для тех точек, у которых площади более 150 кв. метров, осуществлять общую систему налогообложения.

Это касается в первую очередь потребкооперации. Я думаю, что коллеги из крупных регионов тоже поддержат наше предложение. И, на наш взгляд, это решение необходимо рассмотреть.

И следующий момент, определение торгового места для нестационарной торговли. На наш взгляд, предлагается, что на рассмотрение нестационарного места в зависимости от площади, не совсем рационально, потому что есть разные категории товаров, и требуют они действительно разной площади. А оборот там тоже может быть совершенно различный, поэтому мы предлагаем ставить определение нестационарного места, а рабочего места продавца, то есть ориентироваться на самого работника. Какая еще у меня просьба, предложение как бы наше. Мы конечно реформирование налоговой системы это очень хорошо, но понимаете, бесконечное изменение правил в условии игры, оно сказывается на стабильности бюджета. И когда мы сталкиваемся с причинами, а почему вот этот налог не срабатывает, или данный документ не полностью реализуется, мы должны с вами честно признаться, что существующая система информированности налогоплательщика, существующая система повышения квалификации работников налоговых органов и всех тех специалистов, которые обязаны обеспечить, она у нас крайне не совершенна. Поэтому мы должны обратить внимание на то, что и действительно те нормативные акты, которые принимаются, они должны быть апробированы практиками. И я не имею в виду только в субъектах Федерации, я имею в виду практиками, которые занимаются как раз той деятельностью, к которой относится такое изменение.

Я просто работаю на союзном уровне, занимаюсь экономикой на союзном уровне, еще у нас не было, вообще ни одного не принималось документа, пока мы не проведем апробацию, причем апробацию не только по отраслям, а по конкретным предприятиям. Без этих расчетов никто никаких изменений у нас не принимал. И поэтому просьба такая, к нашим законодателям уважаемым, учесть это обстоятельство. Потому что тогда нам меньше надо будет на переправе, на ходу менять наши же нормы. И вот зачастую конечно можно говорить об интересах малого бизнеса, зачастую вот этот протест вызывается просто непониманием. Когда садятся специалисты обсуждают тему, и специалист может своего руководителя убедить абсолютно, то совершенно другая возникает ситуация. Сейчас, готовясь к выборам, надо мне кажется учесть это обстоятельство, не давать политической окраски нормальному совершенствованию экономического и финансового хозяйства страны. Спасибо большое.

О.А.ЧИРКУНОВ

Спасибо. Слово предоставляется Чудакову Игорю Николаевичу, предпринимателю из Серпухова. Уважаемые коллеги, у вас у всех на руках есть анкета, я прошу эту анкету по возможности заполнить. И особая просьба заполнить там адрес электронной почты, если вы хотите получить стенограмму этой встречи и соответственно рекомендации, а также принять участие в обсуждении этих рекомендаций уже в электронном виде и заполните электронную почту, адрес. Пожалуйста.

И.Н.ЧУДАКОВ

Уважаемые коллеги, добрый день! Сегодняшнее обсуждение проблемы, оно очень важное с нескольких точек зрения. Давайте мы рассмотрим с такой точки зрения, что на сегодняшний день и предприниматели, и все гражданское общество, в принципе, мы созрели для того, что необходимо платить налоги, необходимо содержать наших стариков, армию, учителей, врачей. Мы это все прекрасно понимаем. На сегодняшний день существующая система налогообложения, в частности обсуждаемая, единый налог на вмененный доход, по большому счету, вот меня как предпринимателя оно увеличило налоговое бремя в несколько раз. Но я хочу, чтобы меня правильно поняли, я за эту систему. Почему? Потому что она дает мне возможность работать спокойно. Я знаю, я заплатил, и меня больше ничего не должно тревожить. Я могу посвятить свое личное время другим областям бизнеса. Но что тревожит во всей этой истории, вот из докладчиков, из докладов выступающих мы с вами услышали, что единый налог на вмененный доход, один и тот же налог, в разных субъектах Федерации совершенно по-разному оценивается предпринимателями. Потому что очень большую роль в результате конечного значения этого налога вносит администратор, администраторы различных уровней.

Минэкономразвития говорит: мы разработали основную концепцию, а дальше отдали субъектам Федерации. Субъекты Федерации вносят свои корректирующие поправки в зависимости от того, что им нужно.

Вот представитель Московского областного правительства не сказало, в каких трудных условиях происходил поиск золотой середины между той ставкой, которая сейчас находится в действии. То есть, сначала была завышена очень сильно ставка. Предприниматели дали обратную связь, она была уменьшена. И вот таким путем раскачивания маятника мы сейчас дошли до оптимального уровня, я так считаю.

Здесь есть некоторые вопросы, но, в принципе, они решаются в частном порядке.

Если обобщить значение этого налогообложения для малых предпринимателей, для малого бизнеса, то можно отметить одно, что необходимо, на мой взгляд, создать систему, которая исключала бы субъективное влияние любого администратора на малый бизнес. Почему? Потому что на сегодняшний день малый бизнес создается с трудом. И количество субъектов малого бизнеса не увеличивается, хотя мы говорим: увеличение налогособираемой базы возможно только лишь за счет увеличения числа субъектов малого бизнеса. В этом случае мы будем получать реальную прибавку.

Опять же, вот представитель Московского областного правительства сказал: мы получаем по единому налогу 0,9 процента, а ведь он не сказал, сколько получали раньше вот с этих людей. То есть, мы не знаем, это увеличение или это уменьшение. Вот по моему опыту, то я могу сказать одно, что это конкретное увеличение.

Если обратиться к примеру других стран с развитой капиталистической экономикой, в США существует ведомство, которое курирует малый бизнес. И это ведомство подвластно только Президенту страны. Никто из чиновников не имеет права и не имеет такой возможности участвовать в формировании системы налогов для малого бизнеса, никто, только это ведомство. И в этом случае исключается субъективизм. Иначе получается: в одном субъекте Федерации малый бизнес процветает, в другом – его загоняют в тень.

И даже, если при губернаторе, при одном из губернаторов малый бизнес процветает, может придти другой, который не совсем правильно смотрит на эти вопросы, или не совсем смотрит в перспективу. А его задача – наполнить бюджет сегодня, именно сейчас, тогда это будет смерть для малого бизнеса.

То есть, мы предлагаем разработать такую систему, где субъективное влияние любого руководителя, любого ранга было бы сведено к минимуму, начиная от городского значения и заканчивая субъектом Федерации.

И еще. Очень хотелось бы, чтобы при создании любых новых правил игры участвовали те люди, которым играть по этим правилам. То есть должны участвовать в создании любых законов, касающихся малого предпринимательства, сами малые предприниматели, как обратная связь. Чтобы не было потом, понимаете, вносить изменения, дополнения только для того, чтобы сделать эти правила игры вообще возможными.

То есть, Министерство экономразвития говорит: мы вообще не знали, вот для каких групп предпринимателей необходимо вводить те или иные системы налогообложения. На сегодняшний день есть общественные организации, реально действующие, они живые, которые смогли вам в этом помочь. Например, профсоюз "Лига свободы", например, еще какие-то общественные организации. Пожалуйста, давайте работать вместе, а кто против-то? Ведь по этим правилам нам завтра жить. И по этим правилам в стране завтра собирать налоги.

И самая главная ведь задача, в чем заключается всей системы? В том, чтобы увеличить сбор налогов. В том, чтобы можно было реально развивать страну, содержать армию, учителей, обеспечивать их необходимым вооружением.

В принципе, у меня все. Спасибо за внимание.

О.А.ЧИРКУНОВ

Спасибо. Слово предоставляется Мишину Александру Александровичу, Санкт-Петербургское региональное отделение "Опора России".

А.А.МИШИН

Уважаемые господа! В принципе, вот то, что рекомендовала Ирина Хакамада по поводу изменений системы налогообложения, это как бы перекликается с нашим мнением. Я сам являюсь предпринимателем из, скажем, самого мелкого бизнеса, из неорганизованного бизнеса и рыночной торговли, и являюсь председателем комиссии по этому бизнесу при региональном отделении "Опора России".

Когда мы готовились к этому "круглому столу", да, основное – это добровольность перехода на любую систему налогообложения, которая выгодна предпринимателю. Это сразу выведет бизнес из тени. И предприниматель активно будет платить налоги, чего не делается в настоящий момент, по крайней мере, в нашем регионе.

У нас происходила большая борьба по поводу обязательного применения кассовых аппаратов. И слава Богу, что она завершилась. Во-первых, мне хотелось сказать два слова об этом, хотя немножко тема и не та. Насчет того, что кассовые аппараты нужны и важны, особенно на рынках, это неправда, потому что они не работают, ломаются. Фактически у нас с Администрацией Санкт-Петербурга была настоящая война. Были массированные карательные акции, предпринимателей решали права торговать, не продляли аренду без применения кассовых аппаратов. Эти вопросы мы решали в суде и более или менее успешно. И очень большое спасибо федеральному закону, он расставил все на свои места.

И плюс еще относительно применения штрафных санкций. По крайней мере по нашему региону имеются достаточно серьезные данные, что эти штрафные санкции используются не по назначению.

Возвращаясь к теме ЕНВД, нам бы хотелось, поскольку в нашем регионе единый налог на вмененный доход не принят по настоящий момент, хотелось бы, чтобы предприниматель имел право, если он желает перейти на вмененный налог, делать это в заявительном порядке при отсутствии регионального закона, пусть даже по максимальным коэффициентам. То есть, у нас этот налог не принят и по максимальным коэффициентам.

Конечно, большое значение мы придаем выполнению обещания Правительства Российской Федерации об отмене налога с продаж с 1 января 2004 года.

В плане самого применения единого налога на вмененный доход, конечно, коэффициент К-2, который у нас пытались принять законодатели, это многовато, очень даже многовато. Поскольку нет закона, говорить особо и не о чем. Мы даже готовы были пойти на единицу, лишь бы приняли этот налог. Но он до сих пор не принят. Желательно, чтобы коэффициент К-2 колебался в пределах 0,2-0,4.

И также по розничной торговле у нас самая высокая базовая доходность. Но она не для всех групп даже для розничной торговли применима. Желательно бы дифференцировать этот показатель, то есть по видам деятельности, по видам товаров, которыми торгует предприниматель. Конечно, очень бы хорошо, чтобы при применении различных систем налогообложения была стабильность, чтобы он не менялся каждый год.

О.А.ЧИРКУНОВ

Слово предоставляется Быкову Владимиру Александровичу – директору департамента Торгово-промышленной палаты.

По поводу налога с продаж прокомментирую. Хочу обратить ваше внимание, что шансы того, что налог с продаж с 1 января будет вновь введен, а вернее оставлен, очень высоки. Причина заключается в том, что 52 процента этого налога собирается в трех субъектах Федерации – Москва, Московская область и Санкт-Петербург. Понятно, что особенно Москве отказаться от такого объема поступлений очень сложно.

В.А.БЫКОВ

Ровно месяц назад прошла четвертая Всероссийская конференция представителей малого бизнеса. 84 региона приехали. Делегация в среднем по шесть человек от каждого региона. Несмотря на то, что тема заявлена – взаимодействие малого и крупного бизнеса, 60 процентов участников говорили о несовершенстве системы налогообложения.

Были встречи в министерствах, ведомствах, тональность одна: почему власть, когда пишет законы, не учитывает мнение тех, кому на местах эти законы выполнять? Или их вынуждены будут обходить, или они должны нормально работать. Это общий лейтмотив конференции.

И второе. Люди уже устали, уже появилось неверие, абсолютное неверие ни во власти, ни в кого бы ни было еще, абсолютно неверие, что что-то можно изменить. Но мы все оптимисты, поэтому в очередной раз, конечно, мы поддержим предложение и Ирины Муцуовны, и Олега Анатольевича, давайте объединим усилия все-таки, чтобы, может быть, в преддверие выборов, я тоже против политической окраски, но сегодня может быть, тот самый момент, когда большинство политических партий, которые хотят получить поддержку, в том числе и представителей малого бизнеса, поддержат в конце концов и услышат то, что жизнь сама требует.

По поводу идеологии. Хорошо, с семечками и пирожками у нас, наверное, сейчас все в порядке. Какая у нас идеология должна быть? Ну, что тут изобретать, у нас экономика развивается не нормально. У нас крупный бизнес возник в результате приватизации, а не путем естественного роста из малого в средний в крупный. Пока цена на нефть ничего еще, да, как-то все устраивает. Идеология должна быть одна – развивать в первую очередь малые производства, в том числе венчурные производства.

Почему в странах с развитой экономикой в Европе 60-70 процентов они дают внутренний валовой доход, в Японии 50 с лишним, а у нас только 10-11? Вот собственно идеология. А для этого должны понятные общепринятые и простые формы налогообложения.

Палата внимательно анализирует и введение в действие нового налогового законодательства. Честно говоря, ожидания серьезно были обмануты предпринимателями. У нас есть письменно подготовленные дополнения и к Бюджетному кодексу, и к главам 21, 26.2.3 Налогового кодекса Российской Федерации. Что просили предприниматели, и что мы учли?

Многое созвучно с тем, о чем говорила Ирина Муцуовна.

Первое – малый бизнес регионален, в первую очередь нужно перераспределить систему налогообложения таким образом, чтобы действительно все налоги ушли в регион. Мы предлагаем в отличие от Ирина Хакамады не 40-6- процентов, а 30 в пользу регионов и 70 все-таки в пользу муниципалитетов. Что мы еще в этом законе?

Причем, обратите внимание, мы не затрагиваем те отчисления, которые идут на социальное обеспечения субъектов малого предпринимательства, то есть на федеральном уровне плата в обязательные фонды медицинского страхования и так далее, все это сохраняется, плюс мы не трогаем здесь специальные режимы, даже не специальные режимы, а таможенные пошлины, то, что целевым образом идет в федеральный бюджет. Речь идет о той оставшейся не зависимо от формы налогообложения, специальный режим или общий, о той оставшейся сумме, которая должна быть перераспределена таким образом. Что мы хотим в очередной раз добиться? Мы считаем, что это будет стимул для развития малого предпринимательства, то есть там, где он должен развиваться, власть должна создать условия и логика простая, больше доходов, больше пополнения местных бюджетов.

Есть одна опасность, у нас много дотационных регионов, сейчас отдадим все налоги туда, и налоговое бремя на малых предпринимателей еще больше возрастет. Мы предложили ввести специальную статью 18.1, где общая суммарная нагрузка на субъекты малого предпринимательства предлагается ограничить 20 процентами от валового дохода, не больше. Понимаете, тогда, может быть, отпадет и сам собой коррелирующий этот коэффициент К1, К2 и так далее, общая суммарная нагрузка. Подумайте, здесь все очень грамотно, у нас очень хорошие юристы, специалисты, они дали уже все в виде конкретных изменений в законопроекты и поправки. Это то, что касается общей схемы

Теперь то, что касается специальных режимов налогообложения. Конечно, их нужно серьезно менять, не нужно забывать, что у нас есть базовый закон о поддержке малого предпринимательства, который пока никто не отменял, вот почему мы считаем, что все-таки там не только должны быть ограничения по валовому обороту, но и по численности, все-таки этот критерий должен быть определяющим. Можно спорить, по отраслям дифференцировать, но все-таки критерий по численности должен быть вполне определенным.

Следующий момент. Что мы предлагаем? Эти изменения в Налоговый кодекс очень не учитывают абсолютно многие обстоятельства на местах. Нам пишут из Калуги, да не знаю, тут много предпринимателей, которые имеют многопрофильные предприятия.

Пример, допустим, автозаправка, где есть сопутствующий ремонтный сервис, есть мойка автомашин, есть еще магазинчик и так далее. По одному виду деятельности он обязан и может платить по вмененному налогу на доход, а по остальным он должен платить на общем режиме. Почему? Вот те, кто имеет многопрофильный бизнес, абсолютно их интересы в этом проекте закона не учтены.

Второе. Абсолютно полностью поддерживаю уже здесь высказанное мнение о добровольности перехода. Предприниматель сам должен оценивать. И вот мы с Михаилом Юрьевичем уже беседовали, он говорит: вот вмененный, на то он и вмененный. Вот вменили и он должен быть обязательным. И все. Хочешь, не хочешь, ты его выполняй.

Ну, хорошо, есть другая форма. Или я добровольно перехожу, тогда я подчиняюсь этим правилам, а если нет, я должен перейти спокойно на любую систему налогообложения.

Третья позиция, которая тоже здесь изложена. Для тех, кто принимает упрощенную систему. Почему не заменить ее уплатой патента? Прогрессивная форма, во всем мире работает, простая, понятная. У нас сегодня что? Авансовые ежеквартальные платежи, авансовые, он еще не знает, сколько он денег заработает, опять эти авансовые платежи с представлением налоговой декларации. Это что, упрощение? Да, конечно, нет.

В наших предложениях конкретная есть методика или механизм учета налога на добавленную стоимость в этой цепочке. Вы знаете, что субъекты малого предпринимательства не платят НДС. И если они свою продукцию пытаются дальше продвинуть малым и средним, встает вопрос: а кто будет платить НДС?

Вот здесь мы предложили вполне разумную, устраивающую всех схему, как это сделать, вот в этом законопроекте. Конечно, коэффициент К2 мы предлагаем решать на федеральном уровне, безусловно, возможно, корректируя методику с учетом мнения делового сообщества, хотя бы раз в год, потому что жизнь пойдет вперед.

По валовому обороту, я понимаю, если его нельзя сегодня вообще отменить, с нашей точки зрения, это не прогрессивная норма – ограничивать валовой оборот, это будет сдерживать рост экономики вообще. Но сегодня хотя бы ограничить. Я понимаю тут доводы: нефтянка попадет, предприятия с высокой доходностью, где высокая производительность труда и так далее. Но, тем не менее, как минимум, надо поднимать до 60 процентов эту планку. В противном случае выпадают как раз те самые производства и венчурные предприятия, о которых мы говорили.

Здесь есть ряд еще позиций, я просто не буду занимать ваше внимание. Я думаю, будет все-таки создана какая-то рабочая группа. Да, и в Совете Федерации это уже не первое совещание по этому вопросу, потому что вопрос действительно важный.

Хотел бы также поддержать Александра Давыдовича. Надо комплексно смотреть, нельзя решать вопрос, что вот налоги – панацея от всех бед. Административные барьеры, они что, способствуют сегодня развитию малого бизнеса? Нет. Серьезная проблема.

Дальше. Отсутствие длинных дешевых кредитов – это сегодня тоже является серьезной проблемой для развития малого бизнеса. Для информации могу сказать. Сегодня мы со Всемирным банком прорабатываем проект на 300 миллионов долларов, где будут даваться кредиты, не знаю, насколько они длинные, во всяком случае на 2 года, и рассматривается. Если этот проект, сумма будет принята в 300 миллионов, у нас там будет 14 регионов. Конкурсный отбор, естественно через банки, под гарантии и так далее, и так далее. Но это будут дешевые кредиты на длинный период.

Плюс есть опыт Санкт-Петербурга, где есть уже страховые фонды, куда и сам предприниматель, и фонды специально образуются на уровне субъектов Федерации, и банк выступает третьей стороной. Создаются вот эти фонды и дают кредиты, 95 процентов возврат.

Не надо этого бояться, что у нас все предприниматели жулики, возьмет кредит… Время это прошло. Сегодня все хотят работать честно. Но от власти ждут адекватных действий. Создайте нормальные условия, мы будем честно работать.

Поэтому я, Олег Анатольевич, передаю эти предложения Вам.

Михаил Юрьевич, готов Вам передать. Вот с Ириной Муцуовной договорились, что мы тоже передадим, хотя эти предложения уже есть и в Государственной Думе, и в Совете Федерации.

Речь сейчас идет об одном – учесть максимально интересы предпринимателей, объединиться, создать какую-то группу. И, в конце концов, всем вместе продвигать эти инициативы. Спасибо.

О.А.ЧИРКУНОВ

Спасибо. Слово предоставляется Антиповой Светлане Борисовне – начальнику Управления доходов Министерства экономического развития и торговли Саратовской области.

И небольшой комментарий. Я буду заполнять перерывы.

Третий раз уже прозвучала необходимость передать субъектам поступления по этим двум видам налогов – вмененка и упрощенка. Хочу вас проинформировать, что предложение такое Правительством внесено в обмен на налог с продаж, они передают всю свою долю субъектам Федерации.

Пожалуйста.

С.Б.АНТИПОВА

Я хотела бы выступить в защиту чиновников, против которых так выступают сегодня все, и против органов исполнительной власти, которые разрабатывают эти законы.

Вот я хочу сказать, что у нас в Саратовской области под действием единого налога на вмененный доход попадает около 60 тысяч предпринимателей. Это физические и юридические лица. Система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход действует с 2000 года, и за это время у нас найдено взаимопонимание между представителями малого бизнеса и исполнительными органами власти. Была уже отработана система коэффициентов, которая учитывала все особенности ведения предпринимательской деятельности во всех населенных пунктах Саратовской области. Однако в ведении 26 и 3 главы Налогового кодекса мы считаем, что ограничило несколько возможности органов субъектов Российской Федерации в регулировании налоговой нагрузки на малый бизнес. Практически у нас остался один рычаг — это установление корректирующего коэффициента базовой доходности К2, поскольку все виды деятельности, на которую можно распространить действие закона, они жестко определены Федеральным законом, а то, что подразумевается под порядком введения, законодатели разъяснения не дали. И в порядок введения мы смогли внести только сроки введения нашего налога.

Правда, вот для администрирования по просьбе наших налоговых органов для лучшего администрирования этого налога, мы в первоначальной редакции нашего закона обязали налогоплательщиков в порядке введения уведомить налоговые органы о ведении или не ведении предпринимательской деятельности. У нас был протест в прокуратуре, решением суда эта норма была отменена. В ноябре 2002 года у нас был принят новый закон, "О введении на территории Саратовской области единого налога на вмененный доход", в котором мы установили значение корректирующего коэффициента К2, предварительно разбив его по типам населенных пунктов. Но отсутствие значения корректирующего коэффициента К1 свело нашу работу практически к нулю. То есть налоговая нагрузка предпринимателей в центральных районах городов и в отдаленных районах получилась одинаковой и у отдельных налогоплательщиков сумма налога увеличилась в три, в четыре раза. Это вызвало естественно возмущение налогоплательщиков, выразилось оно в многочисленных письмах, обращениях, звонках, и даже в митингах. Но вот Федеральным законом от 31 декабря 2002 года было передано субъектам Российской Федерации право учитывать место осуществления деятельности в расчете корректирующего коэффициента базовой доходности К2. У нас к этому подошли очень серьезно, и было организовано много рабочих групп, они были и при Министерстве экономического развития и в Госдуме. Мы приглашали на них и представителей малого бизнеса, и затем, чтобы услышать непосредственно голос налогоплательщиков, мы выезжали с выездными рабочими группами во все районы, города, отдельные муниципальные образования, области.

Мы понимали, что в наших руках инструмент, который признан регулировать развитие потребительского рынка в области, который способен сохранить социально значимые виды услуг, в частности, бытовых, сохранить рабочие места. И понятно, что многообразие особенностей предпринимательской деятельности, значение которой должен учитывать коэффициент К2, предполагает интегральный характер данного коэффициента. Однако в законе говорится четко прописано, что субъектам Российской Федерации предоставлено право устанавливать значение корректирующего коэффициента базовой доходности. И наши юристы не пошли на то, чтобы вводить в закон формулу, поэтому у нас получился, наверное, самый большой закон, он на 40 страницах, и по каждому населенному пункту, по каждому виду деятельности устанавливали свои коэффициенты.

Что нового мы придумали, то, что мы услышали, много было пожеланий у нас услышано от налогоплательщиков, и я думаю, что мы максимально их учли в своем законе. В разделе оказания бытовых услуг мы включили 13 социально значимых, рассчитали корректирующие коэффициенты по 13 социально значимым и высоко доходным видам услуг. Однако все остальные виды бытовых услуг, их по классификатору свыше 600, они оказались у нас в прочих бытовых услугах. То есть вот сейчас я услышала, что как будто бы мы могли сами решить, какие виды деятельности мы переводим под действие единого налога на вмененный доход, а какие-то оставить на общеустановленной системе налогообложения. Но в законе этого нет.

Еще у нас были пожелания налогоплательщиков, вернее озабоченность налогоплательщиков вызывало отсутствие в законе раздела "выездная торговля". Во многих муниципальных образованиях нашей области, и я думаю, что и в других областях, рынки официально работают не полную рабочую неделю, а по два-три дня в неделю. И поэтому предприниматели вынуждены осуществлять свою деятельность в двух или трех муниципальных образованиях. И в соответствии с этим законом, они должны были уплачивать две или три суммы налогов, в зависимости от тех коэффициентов, которые используются в тех или иных муниципальных образованиях.

В этом случае мы пошли на то, что в поддержку предпринимателей ввели в розничную торговлю, осуществляемую через объекты нестационарной торговой сети, добавили понижающее значение коэффициента К2 для торговли в течение 15 или менее дней в месяц. При условии, что уполномоченными на то органами официально установлен сокращенный режим работы мест массовой торговли. Думаю, что все предприниматели хорошо отнеслись к этому нововведению.

Что еще нового мы добавили? У нас были такие случаи, когда при торговле продовольственными товарами в магазинах в конце года налоговая инспекция пересчитывала в сторону увеличения сумму поступления налоговых платежей потому, что наряду с продовольственными товарами там продавались, скажем, полиэтиленовые пакеты. И поэтому эта торговля уже относилась к торговле без ограничения ассортимента и сумма налога пересчитывалась. Для этого мы ввели в закон торговлю сопутствующими товарами, которые оцениваются по тем же значениям коэффициента К2, что и основные товары.

Надо сказать, что есть традиционные товары, которые всегда были представлены в продовольственных магазинах в небольших населенных пунктах области, и мы включили их в сопутствующие товары. Это спички, свечи, хозяйственное мыло, пакеты, мешочки из полимерных материалов. Эту проблему мы тоже как будто сняли.

Мы прозонировали всю территорию области, и в каждой зоне мы попытались максимально учесть баланс интересов предпринимателей, муниципальных образований, так как в отдельных муниципальных образованиях сумма поступлений от единого налога на вмененный доход у нас достигает 10 процентов доходной части бюджета. Однако это зонирование произошло все равно по численности населения, и учесть все особенности, скажем, покупательской способности населения, уровень занятости населения, источников формирования налоговой базы районов мы не могли, поэтому мы считаем, что справедливее было бы оставить эту функцию законодательным органам муниципальных образований так, как это было в старом законе.

В настоящее время регионы уже начали работу по формированию проекта бюджета на 2004 год. И очень важно нам было бы знать, будет ли использоваться коэффициент К1 при расчете единого налога на вмененный доход или нет. Если будет, то каково будет его значение.

Дело в том, что наш регион, видимо, одним из первых уже закончил кадастровую оценку земель поселений, мы были готовы перейти на применение коэффициента К1 и произвели предварительные расчеты.

Хочу сказать, что очень важно, какая максимальная кадастровая стоимость земли будет использована при расчете коэффициента К1. Если она будет использоваться по субъекту Российской Федерации, тогда значение коэффициента у нас будет колебаться в диапазоне от единицы до 0,126, то есть базовая доходность будет уменьшаться максимально в 8 раз. Если будет приниматься максимальная кадастровая стоимость земли по России, тогда значение коэффициента будет колебаться от 0,22 до 0,028, то есть уменьшится еще в 4,5 раза. И, соответственно, при применении еще и коэффициента К2 он сводит налоговую нагрузку налогоплательщиков к ничтожно малым размерам.

С целью предотвращения земель доходной части бюджета мы хотели бы предложить использовать максимальную кадастровую стоимость земли именно субъектов Российской Федерации, или же в 2 раза увеличить базовую доходность.

Я хотела здесь сказать о том, что Ирина Хакамада предлагала коэффициент не больше 0,01. Это просто абстрактные цифры, я думаю, что стоит просчитать сумму налога. И получается, что если у нас нестационарная торговля, это 6 тысяч в месяц, и если мы умножаем на коэффициент 0,01, получается 60 рублей. Ставка 15 процентов от 60 рублей – это 9 рублей. Как можно снижать значение коэффициента до 0,01? Это просто популистские цифры, которые нельзя использовать в реальных расчетах. Мы должны еще уменьшить сумму налога на пенсионное страхование и платежи по временной нетрудоспособности.

Еще я хотела сказать, что в 2003 году поступления от единого налога в территориальный бюджет значительно сократились. Во-первых, они сократились за счет изменения сроков уплаты, авансовые платежи заменены на платежи по окончанию отчетного периода. Во-вторых, они изменились за счет перераспределения налогов в части поступления в территориальный бюджет: по юридическим лицам с 70 процентов уменьшились до 60, по физическим лицам – со 100 процентов до 60 процентов. И третье – сумма налога, начисленного предпринимателям, будет уменьшена за счет исключения из нее суммы на выплату страховых взносов на пенсионное страхование.

Поэтому в муниципальных образованиях, по нашим расчетам, остается менее одной четвертой части от суммы единого налога на вмененный доход. Наше предложение: перераспределить поступления от единого налога на вмененный доход, оставив их полностью в территориальных бюджетах и социальных фондах.

Мы считаем, что законодательство по специальному налоговому режиму еще не до конца проработано. Поэтому нами предложено несколько законодательных инициатив, с которыми Саратовская областная Дума вышла в Государственную Думу.

Очень важный вопрос, я бы хотела заострить ваше внимание, в Налоговом кодексе не прописано, куда подается налоговая декларация. Там содержится только ссылка на то, что форму ее определяет Министерство по налогам и сборам. В этой форме налоговой декларации, разработанной Министерством по налогам и сборам, четко указано, что налоговая декларация подается по месту осуществления деятельности. У себя в области мы по этому поводу получили полное сопротивление налоговых органов, потому что ссылка была на то, что согласно статье 83 Налогового кодекса физические лица встают на учет по месту жительства.

Если у организаций согласно статьям 80, 83 Налогового кодекса место осуществление деятельности и место подачи декларации совпадают, то у индивидуальных предпринимателей место подачи декларации и место фактического осуществления предпринимательской деятельности в ряде случаем может не совпадать. Подобная ситуация характерна большинству муниципальных образований Саратовской области, особенно в сфере нестационарной розничной торговли. То есть, порядка 35-50 процентов мест на рынках заняты предпринимателями, зарегистрированными на территории других муниципальных образований. Это потери для местного бюджета. Я думаю, что осложняется также администрирование этого налога.

Я хочу сказать, что в 26-3 главы Налогового кодекса предусмотрено новое основании постановки на налоговый учет налогоплательщиков, приехавших из других субъектов Российской Федерации. В течение пяти дней с начала осуществления деятельности в том регионе, в котором введен единый налог на вмененный доход, они обязаны встать на учет в том налоговом органе, где они будут осуществлять свою деятельность. Формы документов и порядок постановки на учет этих налогоплательщиков разработаны и утверждены приказом Министерства по налогам и сборам.

В соответствии с этим приказом налоговые органы в трехдневный срок по месту осуществления предпринимательской деятельности обязаны уведомить о постановке на учет или снятии с учета организаций, которые будут осуществлять у них предпринимательскую деятельность. Они обязаны уведомить те налоговые органы, где они состоят на налоговом учете. Таким образом, обеспечивается информационное взаимодействие между налоговыми органами. Мы хотели бы предложить распространить этот порядок на всех налогоплательщиков. Это позволит упорядочить не только процедуру подачи налоговой декларации, но и уплату единого налога на вмененный доход. Уплачивать они будут в том же муниципальном образовании, где они осуществляют свою предпринимательскую деятельность, что, безусловно, положительно скажется и на уровне собираемости налогов, и на администрировании данного налога.

Еще очень важная законодательная инициатива у нас представлена. Сейчас остается открытым вопрос о порядке налогообложения услуг по предоставлению автостоянок и гаражей. В статье 346-26 Налогового кодекса данный вид деятельности самостоятельно не выделен. Однако в соответствии с общероссийским классификатором услуг населения, услуги по ремонту и техническому обслуживанию, мойке автотранспортных средств (код подгруппы 017) включают в себя услуги по хранению автотранспортных средств. Таким образом, физическим показателем для услуг автомобильных стоянок выступает количество работающих. Необходимо отметить, что указанный физический показатель не отражает специфики данного вида деятельности и не учитывает интересы бюджета.

Что у нас получилось на практике? По поводу этого вида деятельности мы консультировались в Министерстве по налогам и сборам, и с нами согласились, что они действительно попадают в ту же подгруппу, что и оказание услуг по ремонту и техническому обслуживанию автотранспортных средств. Наши налоговые органы запросили Министерство по налогам и сборам. Там официально ответили, что данный вид деятельности не попадает под действие единого налога на вмененный доход. Этот вопрос у нас завис. Просим уточнить эту ситуацию относительно включения автостоянок в перечень услуг, попадающих под действие единого налога, либо исключить их. Если он официально будет включен, то выделить его в отдельный вид деятельности со своей базовой доходностью и со своим физическим показателем.

В качестве физического показателя у нас этот вид деятельности работал по единому налогу в прошлые годы. В качестве физического показателя для данного вида мы предлагаем общую площадь автостоянки в квадратных метрах.

По поводу розничной торговли я не хочу повторяться. В принципе, здесь уже было много сказано, и мы поддерживаем предложение Московской области.

Есть у нас еще один пункт – использование в качестве физического показателя численности работников при указании услуг по сервисному обслуживанию автотранспортных средств может привести к дополнительному сокращению численности рабочих. Это нас очень волнует. И понятно, что желание минимизировать налоговую нагрузку предпринимателями может привести к каким-то серым схемам, по которым заработная плата будет уплачиваться из "черных касс".

Однако, есть правила по охране труда на автомобильном транспорте, где техническое обслуживание и ремонт автомобилей производятся на специально отведенных местах или постах, оснащенных необходимыми устройствами, приборами и приспособлениями.

Поэтому, мы считаем необходимым, установить в качестве физического показателя для данного вида деятельности рабочий пост.

И последнее. Убедительная просьба к законодателям: принимать законы по вопросам налогообложения и вносить в них поправки, если уж не до начала формирования проекта бюджета на будущий год, то хотя бы в срок, не позднее, чем 3 месяца до начала будущего финансового года. Чтобы в регионах мы смогли проработать эти законы и внести их до 1 декабря. Это наша просьба.

А просьба наших предпринимателей заключается в том, чтобы обеспечить стабильность налогообложения. То есть, они согласны идти даже на то, чтобы налоговая нагрузка была чуть выше, главное, чтобы она была стабильной. Иначе нельзя планировать свой бизнес.

О.А.ЧИРКУНОВ

Спасибо. Слово предоставляется Новикову Вячеславу Александровичу – члену Совета Федерации, представляющему интересы Красноярска.

Убедительная просьба ко всем выступающим. У нас достаточно много выступающих еще, укладываться в регламент, 5–7 минут.

И секунда, буквально, один комментарий. Коэффициент К1, был задан вопрос. Правительство вышло с предложением продлить действие коэффициента, отменить коэффициент К1 и на следующий год тоже, то есть на 2004-ый. То есть, скорее всего, он не будет действовать в следующем году.

В.А.НОВИКОВ

Уважаемые коллеги! Я хочу в контрадикции к ведущему сказать, во-первых, что я представляю не Красноярск, а представляю Красноярский край. А по поводу интереса, я должен представлять интересы Федерации здесь. Поэтому тут уж не полное совпадение. Это первое.

Второе. Мне бы сначала хотелось отнестись вот к теме. Дело в том, что тема нашего "круглого стола" она из двух частей состоит. Первая часть называется – это специальный налоговый режим. А во второй уже речь идет о налогообложении малого бизнеса.

Вот что касается специальных налоговых режимов. Мне кажется, что вот эта дискуссия, которая до сих пор продолжается, по поводу устранения вообще всех специальных налоговых режимов, мне кажется, что она в настоящий момент бесплодна. Специальные налоговые режимы, безусловно, нужны. Единственный критерий по поводу того, где они должны быть, должен быть, с моей точки зрения, только один. Там, где без этого государство обойтись не может. Вот, если оно может без этого обойтись, то, безусловно, должен быть общий налоговый режим. Такие ситуации бывают. И как раз ситуация с малым бизнесом, с моей точки зрения, именно такова.

Я начиная с 1991 года по 1993 год был Председателем Красноярского краевого Совета и помню одно из первых решений в 1992 году, которое мы принимали, учитывая реформы, которые начали проводиться, как раз было решение о поддержке малого и среднего бизнеса. Правда, как я сейчас понимаю, тогда мы не понимали, ни что такое малый, ни что такое средний бизнес, да и вообще, что такое бизнес, плохо понимали. Но, тем не менее, такое решение было принято, и вот с тех пор, по-моему, только абсолютно немой человек не говорит о том, что надо развивать малый и средний бизнес. Но давайте посмотрим на результаты.

С моей точки зрения, ситуация только ухудшается. Последнее принятие соответствующих глав Налогового кодекса ситуацию для малого бизнеса ухудшило, с моей точки зрения.

Почему это происходит? Мне кажется, что одна из главных причин, почему это происходит, заключается в том, что сам по себе малый бизнес он достаточно серьезно адаптирован к тем условиям, в которых он существует. В условиях вот той неразберихи, которая до сих пор у нас творится в экономике, и в условиях гигантской, такой гигантской страны, как Россия, единые правила установить, исходя из одного центра, с моей точки зрения, просто невозможно. И все, что мы делаем, мы будем делать только плохо.

Я подписываюсь под всеми предложениями, о которых говорила Ирина Муцуовна. Но, с моей точки зрения, даже если мы их все примем, они начнут работать завтра, все равно эту ситуацию не очень исправим.

Поэтому я вижу на самом деле единственный выход. Мысль достаточно крамольная, понимаю, что мы ее в ближайшее время точно не реализуем, но я альтернативы, честно вам скажу, не вижу. Выход заключается в том, чтобы все, не только налоги передать на уровень субъектов Федерации, а и все законодательство по поводу малого бизнеса передать сюда.

Выход заключается в том, чтобы все, не только налоги, передать на уровень субъектов Федерации, а и все законодательство по поводу малого бизнеса передать сюда, то есть на уровне Российской Федерации знать только общие параметры, а дальше все, скажем, там максимальные ставки, а не верхние и нижние пределы как сейчас, отнесение к видам малого бизнеса и так далее, а все остальное должно делаться в субъектах Федерации. строго говоря, и не субъекты Федерации должны это делать, а должны делать муниципалитеты, но, к сожалению, на уровне муниципалитетов мы не принимаем законов, нет практики, опыта такого.

Поэтому решительно это делать нельзя, но со временем, думаю, что и это необходимо сделать до тех пор пока у нас не установится в большой экономике, скажем так, пока не наведется порядок, пока мы не отработаем налоговую системы и так далее.

Возражение, которое здесь присутствуют, для меня оно смешное, хотя очень серьезные люди очень часто серьезно его приводят: вот, дескать, у нас там на местах сидят такие придурковатые губернаторы, которые вместе со своими не менее придурковатыми законодательными собраниями немедленно задушат весь малый бизнес со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ирина Муцуовна говорила еще в отрицательном смысле о политизации малого бизнеса, который вынужден шпалерами стоять перед законодательными собраниями, объясняя депутатам, кто они есть такие. Мне представляется, это абсолютно порочная логика и абсолютно порочный аргумент.

Дело в том, что там точно такая же власть, ее точно также выбирает народ, точно также их бизнес должен взаимодействовать с этой властью, не бегать в Москву и не писать письма, а действовать там. Могу сказать, мой опыт подсказывает, что взаимодействие это очень-очень успешное. Все вы помните такого губернатора как Александр Иванович Лебедь, Царство ему небесное, уже на что решительный человек был, но когда он неправильно ввел еще по предыдущему законодательству без Налогового кодекса, пару коэффициентов в крае, через месяц он был вынужден пересмотреть решение, ему устроили малые предприниматели такую Курскую дугу, что он был вынужден их собрать, посоветоваться, решить и так далее.

Поэтому зачем мы пытаемся, еще раз говорю, установить вот такие единые правила, честно говоря, я не понимаю. И если мы пойдем на такой шаг, мы просто сделаем одну простую вещь, мы устроим конкуренцию между территориями. И задача федерального центра будет очень простая, снять информацию, проанализировать ее, указать на типичные ошибки и вбросить ее же в общественное мнение. Смею вас уверить, это очень мощный фактор и стимул, которые достаточно быстро отрегулируют эти вопросы и более того, уже и для федерального законодателя даст необходимую почву для того, чтобы когда-то в будущем, когда у нас более-менее все это успокоится, можно было бы делать единые правила игры. На этом я свое выступление закончил. Спасибо.

О.А.ЧИРКУНОВ

Слово представляется Ларионовой Наталье Игоревне – юристу экспертно-аналитического отдела …(неразборчиво) России.

Н.И.ЛАРИОНОВА

Добрый день! Я очень тезисно, так как много выступающих.

По поводу идеологии. Мне кажется, мы свалим весь малый бизнес в одну кучу, и поэтому одни говорят о проблемах НДС, которые совершенно не интересует предприятия рыночной торговли – это как бы разговор слепого с глухим. Необходимо наши предложения выделить в малый бизнес на несколько частей. Допустим, для бабушек, торгующих семечками, установить системы патента, которая великолепно себя зарекомендовала, работала только в Москве в связи с обязательностью ЕНВД, а вот дальше бизнес разделить по такому принципу, есть у него конечный потребитель продукции, тогда для него можно составить систему ЕНВД, это, как правило, бытовые услуги, розничная торговля, и их проблемы НДС вообще не интересует, а для того бизнеса, который завязан в какие-то технологические цепочки, для венчурного бизнеса распространить упрощенную систему налогообложения, в рамках которой предусмотреть возможность применения НДС или же отказ от применения НДС. То есть нам необходимо разделить малый бизнес по тем налоговым проблемам, с которыми он сталкивается.

Что касается проблем обязательности ЕНВД. Дело в том, что если как бы власть не позволяет нам оспаривать принцип обязательности, то, может быть, передать принятие решения об обязательности на другие уровни. Допустим, решение о том, будет ли ЕНВД обязательным или добровольным может принять субъект Федерации в рамках принимаемого им закона или передать, допустим, решение о необходимости введения единого налога на уровень местных органов власти, то бишь, перенести центр принятия решения об обязательности.

Здесь мы вплотную подходим к очень важному юридическому моменту, что такое специальный налоговый режим. Мы все говорим о том, том ЕНВД – специальный налоговый режим, однако этого отнюдь не следует из Налогового кодекса. Есть статья 18, которая не работает, но статья 18 не относит систему ЕНВД к специальным налоговым режимам, в отличие от упрощенной системы налогообложения.

Проблема очень практичная – 2002 год – введение единого социального налога для плательщиков ЕНВД. Введение задним числом, аргументация такая: единый налог – это не налог, это специальный налоговый режим, следовательно, все правила Налогового кодекса о введении нового налога со следующего налогового периода на него не распространяются. То бишь, пока мы не опишем, что такое специальный налоговый режим, мы постоянно будем сталкиваться с проблемами, кто и на каком уровне принимает те или иные решения об его изменении.

К тому же стоит отметить, что статья 18 Налогового кодекса предусматривает введение специальных режимов только на определенный период времени. Ни упрощенная система налогообложения, ни единый налог на вмененный доход такого ограничения по времени не предусматривают.

Дальше. Достаточно дискуссионный вопрос о том, чтобы передать все налоги с малого бизнеса в местные региональные бюджеты. У нас с вами за счет налогов с малого бизнеса формируется базовая часть пенсии. Пенсионный фонд является федеральным, не региональным, и часть отчислений от налогов идет в социальный фонд, он тоже является федеральным.

И, безусловно, возникнет вопрос, когда все налоги будут переданы на региональные и местные бюджеты, за счет чего будет формироваться базовая часть пенсии для самих индивидуальных предпринимателей (для них будет очень сложная ситуация) и для их наемных работников. Но наемных работников, думаю, у нас найдутся силы защитить, а вот кто будет защищать индивидуалов, непонятно.

Далее. Здесь, к сожалению, не упоминалось о том, что в принципе с 1 января предприниматели платят еще один дополнительный налог – 3 процента с фонда заработной платы, чтобы обеспечить социальные гарантии своим работникам. Закон введен традиционно 31 декабря 2002 года федеральной властью, и таким образом, если мы посмотрим налоговую нагрузку, то надо обязательно посчитать эти 3 процента для организаций и 3,5 процента для индивидуальных предпринимателей.

Убедительная просьба к федеральной власти. Когда идет какое-то изменение налогов, все-таки смотреть законопроекты вкупе, потому что по отдельности мы смотрим ЕНВД и УСН и считаем, что вроде уменьшилось. А вот так еще набежали законы и если учесть, что есть еще один социальный взнос до 8,5 процентов – это платежи по страхованию от случаев профессиональных заболеваний, то нагрузка на фонд заработной платы для предпринимателей, применяющих упрощенную систему, увеличивается на 12,5 процентов по сравнению с тем, что записано в налоговых законах.

Еще такой момент. Много говорилось о понятийном аппарате для розничной торговли. Да, проблема наличного и безналичного платежа, но еще очень важная проблема – определение торговой площади. Дело в том, что существует ГОСТ торговли, термины и понятия, и там торговая площадь определяется совершенно иначе, нежели дана попытка это сделать в Налоговом кодексе.

И когда возникают конкретные вопросы – это размеры складских помещений, залов обслуживания, то здесь истину найти в законодательстве невозможно, потому что оно противоречиво, и ситуация разрешается в принципе по понятиям, существующим у конкретного налогового инспектора. То есть все-таки привести в соответствие с требованиями ГОСТа.

И еще. В упрощенной системе надо вернуться к составу расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу. Очень маленькие расходы, исключен любой субподряд, исключена возможность, допустим, на услуги сторонней организации, которая ведет бухгалтерский учет у малого предпринимателя, вычитать эти затраты из налогооблагаемой базы. Много возникает вопросов, очень маленький перечень и постоянные проблемы.

Вообще уделить больше внимания вопросам администрирования. Вот здесь много говорят о коэффициентах, о роли местных властей, но проблема каждого предпринимателя в очень мелких вопросах. Большая проблема – предприниматель работает в нескольких регионах, где-то есть единый налог, где-то нет, где платить налоги и как происходит налогообложение. В каком-то регионе эта деятельность подпадает под ЕНВД, в другом нет.

То есть, вот, в принципе, если сейчас есть возможность корректировки законодательства, обратить внимание на такие вот мелкие вопросы администрирования. Может быть, продумать и вернуться к системе свидетельства об уплате ЕНВД, снимет большой блок вопросов, связанных при проведении проверок предпринимателей.

Сейчас то, что ты на режиме ЕНВД и на упрощенной системе, в принципе, нет никаких документов. А подробно прописать переход на единый налог на вмененный доход и упрощенную систему, особенно в установлении НДС, по остаткам товаров, по основным средствам.

В принципе, меня очень огорчает позиция Министерства по налогам и сборам. Ведь почему мы так радостно ждем их разъяснений? У нас в Налоговом кодексе написано: неустранимые противоречия толкуются в пользу налогоплательщиков. А на самом деле, если посмотреть те проблемы, с которыми сталкиваются предприниматели, то предпринимателей этот закон во многом бы устраивал, потому что этих неустранимых противоречий, которые бы толковались в их пользу, очень много. Однако МНС и на местах заняло такую позицию, что оно не толкует это в пользу налогоплательщиков, оно будет толковать это… И очень жаль, что Министерство по налогам и сборам до сих пор свято верит в то, что оно обладает правом комментировать законы. Пользуясь возможностью, мы как бы оспариваем его право.

И еще такой момент. Я хочу обратить внимание, у нас есть еще коэффициент К3 – это коэффициент инфляции. Инфляция есть, поэтому стоит ожидать, что в 2004 году ЕНВД вырастет. Не знаю, на какой коэффициент инфляции.

И последний момент. Будет налог с продаж введен или не будет, это на самом деле зависит не от Правительства. Он в Налоговом кодексе. Изменение Налогового кодекса возможно только через Государственную Думу и Совет Федерации. Поэтому я думаю, что, хотя бы по крайней мере предпринимательскому сообществу сейчас надо активно работать с Государственной Думой и Советом Федерации, чтобы они не приняли такого рода изменения в Налоговый кодекс.

Все, спасибо.

О.А.ЧИРКУНОВ

Спасибо. Слово предоставляется Радченко Алине Федоровне – Председателю Нижегородского областного отделения "Опора России". Комментарии по налогу с продаж. Законопроект о том, чтобы налог с продаж остался, уже внесен фракцией "Отечество – вся Россия" в Государственную Думу и в ближайшее время он будет рассматриваться. Очень сильная поддержка со стороны исполнительных властей фактически многих регионов. Понятно, что нацеленность на собираемость этого налога.

Поэтому, если вы хотите, чтобы этого налога не было, работайте с депутатами. Спасибо. Пожалуйста.

А.Ф.РАДЧЕНКО

Я соглашусь с выступлением Орлова Михаила Юрьевича, что, безусловно, при обсуждении любых изменений при планировании поправок, очень важно определиться с идеологией. И, мне видится, что идеология власти, федеральной власти, которую можно назвать, как упрощение фискальной политики, пополнение поступлений в бюджет, увеличение количества предпринимателей выполняется на 100 процентов, даже, наверное, с избытком. В общем-то, все те законы, которые мы сегодня имеют, они напрямую осуществляют именно эту политику.

Например, ограничения в объеме оборота, я думаю, прямо приведет к тому, и уже приводит к тому, что количество зарегистрированных предпринимателей будет резко расти. То есть, как бы предприниматели, сегодня тоже справедливо было сказано, наш адаптированный предприниматель в меняющихся условиях проходит такие барьеры. Он тут же весь свой бизнес регистрирует на своих родственников. И, соответственно, первый квартал работает сам, потом жена, потом дети, потом братья. И в результате получается, что количество предпринимателей будет в конце этого года отмечено со значительным ростом.

И, поверьте, МАП России и Министерство экономразвития тут же будут говорить о том, что политика государства в области поддержки развития предпринимательства очень эффективна.

Тоже вот говорили сейчас о проблеме НДС. И, безусловно, никогда не будет предприниматель, который находится в технологической цепочке, либо в сфере работы с договорами поставки, никогда не будет плательщиком НДС, потому что таким образом отсекаются возможности вхождения крупного бизнеса тоже в систему упрощенного налогообложения.

То есть, он также размножится и будет плательщиком. То есть, не впускают. Тогда цели фискальной политики не будут выполнены.

Я думаю, что основной целью введения особых режимов, упрощенных режимов налогообложения должно стать создание благоприятных условий для максимального вовлечения граждан России в предпринимательскую деятельность. И не важно, в какую сферу – в розничную торговлю, какой у них будет объем бизнеса – мелкий или крупный, если он может в той же технологической цепочке, в той же сфере услуг, пожалуйста, нужно создать такой порядок перехода, чтобы режим налогообложения был не препятствием, а наоборот одним из элементов государственного регулирования.

Например, в связи с тем, что предприниматели на упрощенной системе налогообложения ЕНВД не являются плательщиками НДС, они сегодня не могут быть вовлечены в такую сферу, где работать только малый бизнес должен, как жилищно-коммунальное хозяйство. Они не могут быть конкурентными в тех подрядных организациях, которые бьются за муниципальный заказ. Почему? Потому что муниципалитеты затем не могут поставить на возмещение НДС. А ведь это и вывоз ТБО, лифтовое хозяйство, текущий ремонт, то есть все то, что сегодня могут выполнять широкие круги предпринимательского сообщества, именно малый предприниматель. Сегодня для него этот рынок закрыт.

Это, конечно, не единственный барьер, но один из самых основных. При борьбе за муниципальный заказ они этого не получают.

С другой стороны, опять же о проблеме НДС. Во всем мире малый бизнес существует не за счет розницы. В тех же США 70 процентов бизнеса работает не субконтрактации, то есть на поставках, на выполнении услуг крупным предприятиям. Они являются основными заказчиками. У нас эта возможность развития бизнеса прямо закрыта тем, что субъекты, находящиеся на этих режимах налогообложения не являются плательщиками НДС, потребители не принимают у них продукцию, потому что не ставится на возмещение. Такие предприниматели опять со своей продукцией не конкурентоспособны.

Конечно, много уже говорилось о том, что неверно дано определение о розничной торговле, связанное с формой платежей, но мне бы еще хотелось обратить внимание о том, что реализация подакцизных товаров тоже не является розничной торговлей. И у нас столкнулись предприниматели автомагазинов, автосервиса с теми проблемами, что, например, такой товар, как масла, они вынуждены проводить по отдельному виду деятельности и переходить на обычную систему налогообложения. Я думаю, что здесь тоже нужно откорректировать.

Еще одна проблема, тоже хотелось сказать, что кроме добровольного перехода на систему налогообложения, убеждена, что необходимо разрешить предпринимателям иметь два режима налогообложения: как и ЕНВД, так и упрощенную систему налогообложения. Например, предприниматель, который занимается хлебопечением, одновременно занимается реализацией, мог бы работать как на ЕНВД, так и в упрощенной системе налогообложения. А сегодня МНС своим приказом от 10 декабря 2002 года запрещает использовать по различным видам одновременно и упрощенную систему налогообложения, и ЕНВД.

О.А.ЧИРКУНОВ

Слово предоставляется Зимину Евгению Семеновичу, члену совета Брянского регионального отделения "Опора России".

Уважаемые коллеги! Я хочу обратить внимание, что у вас есть рекомендации "круглого стола". Они подготовлены по принципу, что те предложения, которые поступили заранее, здесь как-то скомпонованы. То, что сейчас вы высказываете, мы дополним. Я хочу просмотреть эти рекомендации в части того, что вызывает у вас явное отторжение. Пожалуйста.

Е.С.ЗИМИН

Я бы хотел коснуться вопроса, который не затрагивали здесь, как происходит практическая работа предпринимателей и местных органов власти по поводу установления тех самых коэффициентов. И какие проблемы здесь возникают.

На примере нашей области как это происходило, что хотели власти. На комитетах, комиссиях произносятся священные слова: выпадение расходной части бюджета. И после этого все переговоры становятся бессмысленными.

Коэффициент К2 подбирается по принципу, считается, сколько нужно собрать и делится на базу, и все, и никаких аргументов о том, что коэффициенты увеличиваются в 2, 3, 4 раза не принимаются.

Что из этого мы получаем? Ведь бизнес, как уже отмечали предыдущие докладчики, хочет на сегодняшний день устойчивого развития бизнеса. Как можно развивать бизнес, имея двух, трех, четырехкратное увеличение налога? Ничем необоснованное, бизнес не стал в 3-4 раза доходнее. Что получилось?

Первый квартал отработали, первые цифры появились. Что по ним мы имеем? Сборы по налогу выросли, но ни в 2, ни в 3 раза, а на 30-40 процентов. За счет чего?

Во-первых, сократилось число предпринимателей уже по первому кварталу.

Во-вторых, люди, которые получили какую-то информацию начали предпринимать действия, то есть обычная российская практика. Предприниматели, которые работают в бизнесе не первый день, они начинают искать способы, схемы оптимизации своей налоговой нагрузки, я считаю, что этот процесс только начал набирать обороты и к осени, когда местным бюджетам потребуются деньги на повышение бюджетникам зарплаты, этих будет точно не хватать, и будет очередное решение о повышении еще раз коэффициента. Эту спираль нужно каким-то образом останавливать.

И еще один момент, который я бы хотел отметить, думаю, что ситуация достаточно типичная, о формах взаимодействия. Как происходило и у нас такое взаимодействие с местными властями? Нас собирают на собрание, да, и мы начинаем возмущаться, с нами встречаются, организуют встречу. В результате переговоров, встреч вырабатывается согласованный документ, в котором учтены мнения, и наше, и со стороны администрации. Все согласились, все довольны. На рассмотрение в областную Думу передается совсем другой документ. Это случилось раз, вот сегодня идет второй раз заседание Думы, не знаю, чем оно закончится, но мы знаем, после этого мы опять попросили вернуться к этому документу. На областном Совете по предпринимательству мы опять встретились, обсудили, у нас спросили: "Вы довольны? – Мы сказали: Да".

За 2 дня до заседания Думы мы получаем документ, а там опять другие коэффициенты, то есть после комиссии документы уходят в обработку и кто и что, и на основании чего туда вносят документы, об этом нам неизвестно. Поэтому это проблема такая, с которой нужно каким-то образом, не знаю, если так будет продолжаться, то ни о каком изменении бизнеса, ни о какой передаче налогов в местные бюджеты речи идти не может.

В связи с этим с таким нашим опытом, я хотел бы внести несколько предложений, которые касаются, во-первых, величины самого налога на вмененный доход. По расчетам, которые делали наши предприниматели, скажем, один из членов нашего совета имеет несколько направлений деятельности. Под то направление деятельности, которое работает по ЕНВД, у него нагрузка составляет 150 процентов от дохода, в полтора раза выше, чем доход. На площадь умножили и получили вот такую величину.

Предложение заключается в следующем. Нужно ограничить максимальное значение единого налога на вмененный доход, то есть проверять это можно, допустим, в рознице стоят кассовые аппараты. Тот, кто работает по бланкам строгой отчетности, у них тоже это есть. Что в качестве базы можно взять? Допустим, те же величины, которые используются для упрощенного режима, 6 процентов от выручки, они могут быть. но если они больше, их нельзя считать, приняли же упрощенную схему, на чем-то основывались эти цифры, 6 процентов или 15 от разницы между доходом и расходом. То есть нужно ограничить максимальную величину. Это первое предложение.

Второе предложение. Я считаю, что нужно ограничить законодательно на федеральном уровне возможности увеличения ЕНВД местными властями по сравнению с четвертым кварталом 2002 года. Можно взять за базу любую величину, не знаю, там годовой процент инфляции плюс какая-то ставка, ставка рефинансирования ЦБ либо просто записать, что повышение не может повышать 25-30 процентов. Мы предложили властям, давайте мы повысим по всем налогам на 30 процентов, но равномерно по всем видам деятельности, которые были в четвертом квартале.

Нам сказали, что структура не соответствует, выпадает, туда-сюда, и на этом все кончилось. И у кого-то снизилось, действительно, у кого-то повысилось на 15 процентов, а у кого-то повысилось в 4,5 раза. Такого не должно быть.

Я согласен с теми предложениями, которые излагались раньше, то есть введение добровольности перехода с общего режима на ЕНВД и обратно, и введение возможности плательщику не только на упрощенном режиме, но и на ЕНВД. Я не согласен с тем, что тем, кто стоит в рознице, не нужно вести учет ЕНВД. То, что касается продуктов, да. А то, что касается строительных материалов, того, что идет дальше в работу... У нас те же самые проблемы. Если была бы такая возможность, я бы мог точно так же вести учет НДС и его платить. Государство от этого только выиграет, а мы бы включились в производственные цепочки.

И то, что касается нашего опыта работы с местными властями. Насколько я знаю, в законе о саморегулируемых организациях, наверное, будет внесена эта норма. То есть нужно включить положение об обязательном участии в рабочих органах местных властей по принятию решений, которые существенно изменяют условия деятельности предпринимателей –представителей общественных организаций и самих предпринимателей. То есть мы должны участвовать на этапе анализа и выработки решения. Это первая часть.

И вторая часть, без которой ничего не сдвинется. Власть есть власть, она может принять то решение, которое считает нужным. Предприниматели должны иметь возможность обратиться в какую-то третью инстанцию, в судебную. Если у меня в 4 раза повысились налоги и я вынужден после этого через год пойти на улицу, я должен иметь законное право отстоять свои права в суде. Такая норма должна быть. Вот тогда можно отдавать налоги в местные бюджеты и мы там будем спокойно с ними разбираться, вот как представитель Красноярского края предлагал. Да, будут такие возможности.

А сегодня один-единственный путь – через митинги, то есть нас толкают на улицу. Это последняя, крайняя мера, которая позволит что-то сделать.

Спасибо за внимание.

О.А.ЧИРКУНОВ

Слово предоставляется Савельевой Анеле Теодоровне, заместителю председателя Гильдии предпринимателей, город Обнинск Калужской области.

А.Т.САВЕЛЬЕВА

Здесь многие предложения, которые мы хотели озвучить, уже озвучили. Единственное, о чем не сказали, это о проблеме, которая существует у предпринимателей, у их бухгалтеров, это проблема отчетности.

У нас считается малое предприятие. Гильдия предпринимателей – это моя общественная работа, а наше предприятие занимается продажей прессы. Мы на едином налоге на вмененный доход. Количество бумаг, которое мы готовим для отчетности в налоговую инспекцию, Пенсионный фонд, Фонд соцстраха, хочу сказать, что за последние года увеличилось в 2-3 раза.

Мало того, в прошлом году несколько раз менялись различные коды – это назначение платежей. Я не буду говорить, какие конкретно, но несколько раз менялись формы платежек, менялись формы отчетности в Пенсионный фонд. Потом Пенсионный фонд говорил, что бумаги не принимает, а принимает только на дискетах. Я вообще этого не понимаю, почему налогоплательщик не может сдать отчетность в том виде, в котором он может.

Например, когда налогоплательщика обязывают сдавать отчеты в Пенсионный фонд на дискетах, это подразумевается, что каждый, даже индивидуальный предприниматель, должен иметь компьютер, должен иметь бухгалтера. Это бред. Мало того, программы Пенсионный фонд дает бесплатно.

Но есть уже несколько специалистов, которые оказывают помощь предпринимателям для того, чтобы с этой программкой разобраться, для того, чтобы на дискету перенести все отчетности, мало того, потом предприниматель или вот у меня бухгалтер несколько раз ходила в Пенсионный Фонд, потому что наша дискета на их компьютере не читается. Я вообще считаю, что просто унижение тех людей, которые зарабатывают, будем говорить, деньги, и я, например, считаю, что Пенсионный фонд он живет на наши налоги, они работают на наши налоги. Точно также Налоговая инспекция, то есть количество бумаг, это просто невыносимо.

Кроме того, по поводу, вот здесь передо мной выступал молодой человек, по поводу защиты прав предпринимателей, да? Я абсолютно не согласна с тем товарищем, который выступал, и сказал, что все нужно отдать субъектам Федерации. Если вы бы знали, что у нас в Калужской области было, какой у нас был единый налог на вмененный доход, это просто песня. У нас в начале сделали просто коэффициенты, потом у нас придумали коэффициент-дефлятор, который каждый месяц печатался в областной газете. Причем только в областной газете, больше нигде. Этот коэффициент-дефлятор высчитывался для каждого вида деятельности. Я вообще не понимаю, как можно посчитать инфляцию по каждому виду деятельности: по парикмахерам, по косметологам, по магазинам. Был коэффициент-дефлятор, все это печаталось. Мало того, он тихой сапой каждый месяц повышался, этот коэффициент-дефлятор. Когда мы услышали, что у нас будет теперь, будет изменено, мы не услышали, как бы мы знали, что будет единый налог на вмененный доход, общий. В прессе было очень все красиво подано, что нам всем уменьшат налоги. Я вам хочу сказать, что у нас в Калужской области была базовая доходность, в год 700 рублей, и так далее, там коэффициенты. А когда вышел федеральный закон, у нас стала базовая доходность в федеральном законе, 1500 рублей в месяц.

Я хочу сказать, что по моему предприятию, у меня увеличились налоги вообще с самого начала. Вот у нас было предприятие, так, как мы торговали прессой, у нас была льгота по НДС, мы не платили НДС. Как только ввели единый налог на вмененный доход, у нас увеличились налоги. Как только сейчас вот только более-менее, уже почти больше двух лет, мы платили единый налог на вмененный доход, сейчас у нас налоги опять увеличились. Мало того, так как отдали право субъектам Федерации менять коэффициент К2, то естественно, будьте спокойны, каждый квартал будет все меняться. Значит, у нас в Калужской области в начале приняли коэффициент К2, это в ноябре месяце на первый квартал этого года, сейчас уже, в феврале месяце был принят новый коэффициент К2, уже на второй квартал вот этого года. И так будет каждый квартал. Это я говорю по опыту, потому что мы единым налогом занимаемся уже более четырех лет.

По поводу общения и решения проблем с субъектами Федерации, действительно тоже самое. Это еще хорошо, что если вас пригласят, и что-то у вас спросят. У нас обычно так, все прекрасно у нас в Калужской области знают, что есть гильдия предпринимателя, мы очень активно к ним сами ездили, и к исполнительной власти, и к депутатам, и в департаменты. Все нас прекрасно знают, здороваются. Но не разу еще, один раз только нас пригласили на заседание комиссии по разработке, по внесению изменений в единый налог на вмененный доход, и то, только после того, как мы напечатали открытое письмо губернатору, депутату, и депутатам в газете.

Все, никто с нами ничего не обсуждает, никто с нами и не собирается никогда этого ничего обсуждать, потому что политика такая, вот я по своему опыту скажу. Политика такая, особенно в субъектах Федерации, я не знаю, может быть в каких-то других областях другие взгляды, но у нас взгляды такие, что вы и так очень много зарабатываете. Вы очень много зарабатываете. И я видела, как назначаются коэффициенты К2, когда сидит председатель комиссии, я не буду называть фамилии, и говорит: "Я был в стоматологической поликлинике, там десять кресел, значит так, с меня взяли столько-то, у них десять кресел, значит у них доход такой-то, значит, коэффициент ставим такой". И все "за".

А на ювелирные магазины мы не будем повышать, женщины, вы же пойдете в магазины покупать золото, как же мы им сейчас повысим коэффициент? О чем вы говорите, что можно давать субъекту Федерации? И последнее. Тоже никто не говорил. Я считаю, что еще очень большая проблема у нас вот в городе. То, что у нас налогоплательщики многие законов не знают, не успевают читать, понятно.

Но если в налоговой инспекции на стенде висит закон, это из реальной жизни, это у нас было в прошлом году, у нас были изменения, и там внесли один вид деятельности, а в налоговой инспекции висит закон, и там нет этой строчки. Приходит к нам в гильдию предприниматель консультироваться, говорит: мне нужно помочь сделать расчет. Все, помогли. Он приходит и говорит: а в налоговой сказали, что нет этого вида деятельности. Я говорю: как нет, вот же закон. А у них нет этой строчки. Мы позвонили депутату Законодательного Собрания, депутат позвонил начальнику налоговой инспекции, прислал ему письмо. Только после этого они внесли строчку. Просто девочка, когда набирала текст, она потеряла эту строчку. Вы думаете, они понесли какую-то ответственность? Никогда.

Поэтому я хочу сказать, что у меня самое главное предложение: до тех пор, пока у нас чиновник за ту дезинформацию, которую он дает налогоплательщику, а поверьте мне, у нас материалов вот столько, до тех пор, пока просто сотрудник любой налоговой инспекции, пенсионного фонда не будет нести ответственность за ту дезинформацию, которой он снабжает налогоплательщика, никогда налогоплательщик не будет правильно и честно платить налоги. Это просто всех уже достало. Мы стоит в этих очередях, мы унижаемся. Казалось бы, можно послать отчет по почте. Мы посылаем по почте. В нашей налоговой инспекции есть комнатка с письмами, там все это лежит. А потом присылают налогоплательщику бумажку: вы не сдали декларацию. Он говорит: вот уведомление. Ну, идите ищите свою бумажку, а потом будем с вами разбираться.

О.А.ЧИРКУНОВ

Слово предоставляется Абрамяну Артуру …(?), заместителю председателя правления Московского регионального союза потребительской кооперации. После этого мы с вами подводим итоги нашей встречи.

А.АБРАМЯН

Уважаемые коллеги! У меня буквально один вопрос. Я не буду повторяться, здесь много по делу сказано. Смотрите, был озвучен этот критерий по вмененке – 150 метров. И методические рекомендации после принятия закона в части того, что если по одному объекту превышает, то организация не может быть переведена на уплату единого налога на вмененный доход. Все знают эту ситуацию. Мы пять месяцев убили на то, чтобы доказать налоговой, что методические рекомендации противоречат закону. В такой ситуации при том, что будет выработано в законодательных органах разумное, хорошее решение, налоговые сегодня, к сожалению, он ушел, он принимает активное участие в этой переписке… Министерство экономического развития и торговли признает, что данная норма противоречит закону, Министерство финансов признает, что данная норма противоречит закону, Комитет по бюджету признает, МНС также ничего не меняет, все продолжается, как идет.

Подают декларации. Я представляю структуру, которая в Московской области разветвленная и широко работает. Мы хоть как система, но у нас в районах, в районных центрах, в отдаленных населенных пунктах небольшие магазины. Все заинтересованно переходят сегодня на вмененку и в прошлом году работали. Что касается дискуссии по поводу взаимоотношений с субъектом, я должен сказать, что у нас практически все вопросы были решены в интересах дела. И диалог был выслушан. С Думой пришлось больше доказывать. Но Правительство как-то внимательно отнеслось ко всем этим проблемам.

Сейчас практически все организации, превышающие этот критерий, остаются за бортом. Мы пойдем в суд, мы пошли уже в Арбитражный Суд. Он говорит: мы – не законодательный орган, трактовать этот закон мы не будем, правильно написано в законе, не правильно написано в методических рекомендация, принесите прецедент. Сейчас в районах начинают прецеденты. Налоговые органы районные заставляют наши организации, которые имеют в соответствии с законом полное право работать на едином налоге, считают налоги по общей системе. Мы пойдем в суд.

Но я же прекрасно понимаю, это в Москве можно делать, в регионах… И вообще это разве работа малого или среднего бизнеса судиться с Налоговой инспекцией? На уровне района это вообще опасное дело, это надо объективно сказать, это же невозможное дело. И самое страшное, что сегодня практически другого способа нет.

Поэтому, Олег Анатольевич, я не буду долго утомлять, просто хочу сказать, что, безусловно, это не первый случай, кстати, у нас по поводу этих методических рекомендаций, полностью противоречит законодательной базе и действует как инструкция на все налоговые… Может быть, как-то посмотреть их рекомендации на предмет соответствия с законом?

Я даже не знаю, что в этой ситуации делать, потому что мы все понимаем, что денег в бюджете не хватает, но тогда уже не нужно было, во-первых, говорить об этих налогах. А потом, к примеру, передо мной выступала коллега, тоже сказала по увеличению. Но мы в 3 раза больше платим налогов по этому году в связи с переходами и без переходов, объективно в 3 раза больше налоговая база, наши налоги возрастают. Так еще надо ходить по судам. Спасибо за внимание.

О.А.ЧИРКУНОВ

Уважаемые коллеги! У нас еще одна просьба о выступлении. Коль уж мы сегодня пошли по пути того, что мы предоставим слово всем, я предоставляют слово помощнику члена Совета Федерации Ничкину Евгению Александровичу.

Е.А.НИЧКИН

Я помощник члена Совета Федерации Керпельмана с недавних пор. До этого я с 1989 года (кратко свою биографию расскажу в течение полминуты) занимался бизнесом. В 1989 году я создал кооператив в городе Ноябрьске Ямало-Ненецкого автономного округа, который построил в 1990 году за год в рекордные сроки, единственный пивзавод, который в то время был построен на кредит банка. Кто занимался в то время бизнесом в 1989–1990 году, знает, что это такое. И с 1991 года завод этот работал и существовал.

На сегодняшний день завода нет, то есть он есть, он построен, он стоит, но он не работает. Я бы хотел обратить внимание представителей власти здесь, что завод не работает с прошлого года. Был построен за счет кредита, за счет той деятельности, которую осуществляли его учредители, их было 34 человек, и на сегодняшний день они лишились всего. Какова же главная причина здесь? Причин здесь две.

Первая причина – это налоговая политика, которая на сегодняшний день, к сожалению, до сих пор существует. Налоговая политика заключается в следующем, чтобы выдавить все, что возможно из того, кто еще способен так сказать шевелить ногами руками, и ничего не делать для того, чтобы этим людям создать какие-то условия, чтобы они действительно могли зарабатывать себе на жизнь, обеспечивать себя, и могли бы платить разумные налоги в бюджет. В чем здесь основная причина?

Основная причина заключается в том, что в 1992 году, когда начала создаваться налоговая база у нас, на Крайнем Севере выплачиваются, наверное, вы об этом слышали и знаете, госгарантии и компенсации, они так и называются по всем нормативным актам и законам, государственные, я подчеркиваю, гарантии и компенсации. Государственные гарантии и компенсации всю жизнь выплачивались из бюджета для работников Крайнего Севера, с 1992 года их после полугодовой борьбы, будем говорить, в Правительстве, включили в себестоимость выпускаемой продукции и стали они выплачиваться из средств зарабатываемых предприятиями. На эти госгарантии и компенсации начисляются все налоговые платежи.

Давайте теперь вдумайтесь. Может ли предприятие, которое расположено в районах Крайнего Севера, вот мое предприятие, которое производило пиво, может ли оно конкурировать с предприятием, которое находится в средней полосе, и которое не платит из собственных средств государственные гарантии и компенсации, которое не платит единого социального налога, который начисляется на госгарантии и компенсации, и все это включается в себестоимость?

Я лично был членом Союза пивоваров России, был заместителем на протяжении двух лет. Сколько мы ни бились в Правительстве, сколько ни бились в Думе, где мы только не были (с 1994 года я являюсь президентом Ассоциации северных производителей пива), что мы только ни делали, ноль. Вот вам на сегодняшний день результат, завод встал, люди потеряли… Мне понравилось предложение о том, чтобы на чиновника можно было подать в суд и спросить с этого чиновника, который на сегодняшний день не выполняет свои обязанности, которые определены Конституцией.

Много говорили об идеологии. Идеология у нас одна – Конституцией определено, что у нас социальное государство. А основное в социальном государстве – это государство обязано обеспечить возможность граждан обеспечивать свое существование, свое благосостояние своим трудом.

И не интересы, как здесь один выступающий приводил, что вначале посчитали, сколько нужно для бюджета денег, а потом это все это поделили и в качестве налогов определили, что должны платить предприниматели. У нас, наверное, по такому же принципу здесь и происходит на сегодняшний день в масштабах государства.

Я бы еще на одном остановился, что налоговое законодательство на сегодняшний день (это не только по моей оценке, а по оценке очень многих людей, с кем пришлось мне работать на протяжении всех этих лет) создано для профессорско-преподавательского состава. Для того, чтобы сегодня в совершенстве простому предпринимателю быть уверенным в том, что он правильно что-то делает, нужно иметь, как минимум, два-три высших образования. И опять-таки с этой точки зрения ничего по упрощению этого законодательства не двигается. Если оно и дальше будет так же продолжаться, естественно, никогда мы не получим никакого развития, никакого бизнеса и никакого привлечения людей к тому, что он стремился своим трудом заработать себе на собственное существование.

Хочу вам сказать честно: я счастлив на сегодняшний день тому, что я уже не предприниматель. Поверьте. 13 лет этой борьбы, причем борьбы с ветряными мельницами, когда ты приходишь в Минфин, а там сидит хорошая, симпатичная дама и говорит: скажите, пожалуйста, сколько стоит бутылка пива на Севере? Я ей называю. – И что, при такой зарплате эти люди не могут купить там бутылку пива? После этого у меня впечатление, что люди, которые пишут сегодня налоговые законы, по которым мы должны жить, даже не имеют представления о том, как должны эти законы формироваться и как они должны создаваться.

Я, может быть, немного резко выступаю, но я вам привел результат просто своей жизни.

Хочу озвучить еще некоторые моменты. Для чего, скажите, сегодня живет у нас человек? Для бюджета или для себя? Наверное, для себя. И, наверное, вторая часть – это то, что он должен, естественно, обеспечить государственные нужды, платить налоги в бюджет.

Далее. Государство – что это? Государство по Конституции – это мы с вами. Когда здесь с трибуны выступающие представители органов исполнительной власти говорят "государство", я оцениваю, что они олицетворяют тем самым себя с государством. Нет, я все-таки хотел бы заметить, что это орган власти, который мы с вами наняли для того, чтобы они блюли наши интересы. Это очень важный, с моей точки зрения, аспект, потому что на этом очень много строится на сегодняшний день. Мы согласны с вами, что мы на сегодняшний день находимся в такой ситуации, что у нас существуют такие законы.

И, по моей оценке, на сегодняшний день, к сожалению, законодательная налоговая база создается именно с точки зрения, как было отмечено в одном из выступлений, создания контроля за исполнением налогов. Не создание налоговой базы, которая позволяла бы эффективно развивается предпринимательству, а именно контролировать чиновникам, как эти налоги взимаются. При таком подходе, естественно, никакого развития дальше не будет.

Хочу обратить внимание на то, что почему-то при создании налогового законодательства не учитывается психология русского человека. Года четыре назад "Экономика и жизнь" провела исследование – а сколько готов платить предприниматель сегодня от тех денег, которые он зарабатывает. Там приводились такие данные, что 15-20 процентов. Если 15 процентов я буду платить, я не буду уходить в тень, я буду работать нормально. Как-нибудь это было воспринято при изменении налогового законодательства? Никак. Введены Налоговый кодекс, изменения, ничего этого не было сделано.

Если русский человек определи, что он будет платить 15 процентов, что вы с ним ни делайте, одно из двух: или он не будет работать вообще и будет требовать, чтобы его кормили из бюджета, что и происходит на сегодняшний день, или же он будет работать в тени, что тоже происходит сегодня явно для всех. Неужели это непонятно сегодня тем, Правительство имею в виду, которое формирует наше налоговое законодательство. И очень сожалею, что есть мало времени для того, чтобы поговорить об этих проблемах.

Но с моей точки зрения, в первую очередь нужно рассматривать вопросы, связанные с тем, насколько человек готов сегодня платить налоги, какие налоги, сколько налогов. Здесь нужно было провести, наверное, необходимые исследования, и обеспечить возможность этим людям, каждому из граждан нашей страны, чтобы они могли зарабатывать на свою жизнь своим трудом. Спасибо.

О.А.ЧИРКУНОВ

Я предоставляю слово для ответа на вопросы, которые были у вас в выступлениях, Орлову Михаилу Юрьевичу.

М.Ю.ОРЛОВ

Спасибо. Но это не столько ответ, сколько просто некое обобщение, которое я позволю себе сделать, когда прослушал все выступления.

Было очень много замечаний по поводу упрощенной системы. В частности, по поводу ограничения оборотов, и вообще, по поводу тех критериев, которые избраны для того, чтобы сформулировать круг лиц, имеющих право перейти на упрощенную систему.

Прежде всего, по поводу оборота. Да, мы готовы рассматривать иные критерии, которые позволят нам, скажем так, малый бизнес отграничить от другого бизнеса, кроме оборота. Мы неоднократно возвращались к этому вопросу и, к сожалению, пришли к выводу, что кроме оборота использовать больше ничего нельзя.

Те аргументы, которые прозвучали, что в целях снижения, такого искусственного занижения оборота предприятия дробятся, абсолютно обосновано. Но, я думаю, что с еще большей легкостью эти предприятия будут дробиться, если мы введем по численности или площадь, или какие-то иные критерии. Но в любом случае, я обращаюсь действительно здесь, и как бы прошу помощи, если нам поможете сформулировать какие-то иные критерии, которые нам позволят, грубо говоря, ЮКОС отделить от продавцов газет, то будем благодарны.

По поводу тех наборов налогов, которые сегодня отменены, вернее, не отменены, а от которых освобождаются лица, перешедшие на упрощенную систему налогообложения. И, прежде всего, по поводу НДС. Но я еще раз говорю, что можно критиковать за то, что мы избрали не ту идеологию, но мы ее выдерживали. Мы придумали эту систему для очень мелкого бизнеса. Можно критиковать, что мы избрали не ту идеологию, надо было, скажем, и для крупного, и для среднего, и для там не очень мелкого. Так или иначе, еще раз говорю, что мы ее формировали для очень специфической группы налогоплательщиков.

В этой связи, я полагаю, что мы не сможем одной системой удовлетворить интересы и продавцов газет, и малые нефтяные компании, просто по определению не получится. И, как следствие, тот набор налогов, которые сегодня существуют.

Да, действительно, мы исключили НДС и сделали это умышленно. И во многом из-за того, что система НДС помимо фискальной нагрузки несет с собой еще огромную административную нагрузку на налогоплательщика. И если мы опять-таки пишем эту систему для очень мелкого бизнеса, то мы вынуждены будем от этой тенденции отказаться.

Кстати, по поводу реплики о том, что мы, Игорь Николаевич говорил, что мы не знаем, для кого мы вводим налоги. Мы знаем, для кого мы вводили налоги. Мы знаем. Только другое дело, что, может быть, наш круг лиц, для которых мы вводили налоги, был несколько уже, чем вы ожидали.

Так вот по поводу НДС. Мы прорабатывали вопрос о возможности введения добровольной системы уплаты НДС. То есть, если налогоплательщик считает, что ему выгоднее уплатить НДС, но в то же время вести всю бухгалтерию, связанную с этим, то он может одновременно с заявлением подать такое, просто проинформировать об этом налоговые органы и быть плательщиком НДС. Соответственно он может потом входить безболезненно в технологические цепочки.

Да, мы эту идею прорабатывали, на момент принятия закона мы не были готовы к ней. Сейчас могу сказать, что мы получили информацию, и как бы сегодняшние результаты нашей работы позволили сделать вывод, что, наверное, такая система имеет право на существование. Более того, в разработанном сегодня новом проекте главы по единому сельхозналогу, который внесен депутатами, мы предложили именно такую систему. Попробуем, если никаких контраргументов, каких-то опасностей, которыми нас постоянно пугают, подобный либерализм, мы с ними справимся, то тогда можно на упрощенную систему распространить эту систему.

И по поводу патента, о котором, конечно, очень многие сожалеют. Фактически патент – это есть система вмененного налога. Давайте попробуем усовершенствовать вмененный налог таким образом, чтобы мы компенсировали ту систему патентов, которая у нас существовала раньше. Но еще раз говорю, у нас очень много "но" по поводу патентов. И мы знаем, как в Москве использовались патенты для уклонения от налогообложения, для использования в обналичивающих фирмах, в целях обналички денег.

Давайте попробуем справиться с этой ситуацией. Тогда, я думаю, что мы двумя руками будем выступать за патентную систему. Она была не самой плохой. Но, если мы работаем по принципу: хоть шерсти клок.

По поводу системы вмененного налога, я еще раз говорю, что этот налог действительно он несправедлив. Но этот налог – это некая дань. Давайте просто признаемся, это некая дань. Дань, которую платят государству, независимо от финансовых показателей.

Это несправедливо, поэтому это должно иметь временный характер. Но говорить, что давайте мы тогда эту дань оставим только для тех, кто на нее захочет вскочить, а для остальных оставим добровольный порядок или упрощенную систему, но тогда просто (не слышно) сама идея.

Если мы полагаем, что мы за этими видами деятельности можем осуществлять объективный контроль, то тогда не нужно вводить эту абсолютно инородную для налоговой системы дань. Тогда давайте эффективно за ними осуществлять контроль, и пускай эти налогоплательщики платят налоги исходя из своих финансовых показателей, и не будет никаких проблем.

По поводу того, чтоб ввести свидетельство на ЕНВД мы на самом деле умышленно ушли от какой-либо гербовой бумаги, свидетельствующей о переходе на упрощенную систему или на систему единого налога на вмененный доход, именно исходя из того, что мы, к сожалению, наелись, скажем, всех тех неприятностей, которые породило абсолютно безобидное право налогоплательщика не выплачивать НДС по главе 21. Когда для того, чтобы это право реализовать нужно было принести в налоговые органы столько документов, включая справку о ГТУ о том, что не были интернированные родственники. И после этого, если налоговый орган сочтет нужным и будет хорошее настроение у налогового инспектора, он Вам выдаст такую справку.

Дабы такого не было, мы исключили свидетельства вообще из системы: и упрощенной системы и ЕНВД, как обязательный документ, который свидетельствует о том, что Вы перешли на эту систему. Во всяком случае, мы старались каким-то образом ограничить административный барьер. Может быть, не в полной мере нам это удалось.

Что касается предложения о том, что надо ограничить административную власть регионов еще в большей степени, то здесь я, наверное, согласиться не могу. Все-таки, мы и так достаточно сильно ограничили сегодня субъекты Российской Федерации в их правомочии по установлению единого налога на вмененный доход.

Но думаю, что дальше ограничивать некуда. Во всяком случае, при всей своей уверенности в том, что мы, конечно, отсюда знаем все, но, честно говоря, просчитать базовую доходность для Чукотки и для Санкт-Петербурга я не смогу. Может быть, это недостаток Федеральных властей, но это действительно так. Из Москвы не видно.

Поэтому, наверное, право субъектов должно быть; во всяком случае, мы не видим ни оснований для ограничений, ни оснований для расширений этих правомочий.

Еще раз говорю, что все те замечания, которые были высказаны в плане непроработки закона, и я присоединяюсь ко всем тем предпринимателям, которые говорят о том, что (как бы помягче сказать) налоговые органы достаточно творчески подходят к прочтению закона. Могу сказать, зам. Минэкономразвития порядка, наверное, пяти или шести писем написал официальных в адрес МНСа, когда мы им указывали на то, что их методические указания по малому бизнесу несколько вольно трактуют положения закона.

Но, к сожалению, система административной власти такова, что другое ведомство может игнорировать наши письма. Спасибо. Что я хотел сказать: безусловно, мы постараемся учесть при доработке все те замечания, которые здесь прозвучали.

О.А.ЧИРКУНОВ

Уважаемые коллеги, каждый из нас потратил по три часа своей жизни на сегодняшнее мероприятие, и по этой причине хотелось бы сделать так, чтобы оно не прошло впустую.

Я сидел все это время и думал, а дальше-то, собственно говоря, что и вообще, какая польза от всего этого может происходить и, может быть, какие ошибки допущены в процессе подготовки и проведения этого мероприятия. Я сейчас перейду к рекомендациям.

Проблема заключается в том, что круг поднятых вопросов настолько широк, что фактически не по одному из этих вопросов реальное решение принять невозможно.

То есть, понимаете, мы говорим об обязательности или необязательности того или другого налога. Это сама по себе тема, которую надо обсуждать с разных сторон. Есть позиция одна, есть позиция другая.

К сожалению, у нас здесь прозвучали нотки некоего противостояния между бизнесом и государством. Да, это есть в жизни, но нам надо как-то понимать и начинать хотя бы здесь в кругу, когда мы собираемся на одной площадке, что нет безусловно плохих органов. Может быть, есть плохие чиновники, может быть, есть плохие бизнесмены, но в целом говорить, что все государственные чиновники – враги или все бизнесмены воры, это, наверное, ошибка нашего общества.

Поэтому нам надо на этой площадке собираться и пытаться стыковать свои интересы, стыковать интересы государства и стыковать интересы бизнеса. Я вижу единственный возможный вариант дальнейшей нашей совместной работы (говорю про нашу совместную работу поскольку такие предложения поступили от Вас) – это работа в дальнейшем по неким конкретным проблемам: сегодня мы примем некие рекомендации.

Они будут иметь общий характер. Фактически мы впишем туда все, что было озвучено, без каких-либо принятых решений.Не в состоянии мы сейчас с Вами принять решение по какому-то конкретному специфическому вопросу, в том числе, например, по той же самой обязательности – необязательности налогов. Но мы обозначим сейчас круг проблем, и мы должны понять, куда мы идем дальше.

Предложение следующее: если сейчас не будет принципиальных замечаний по методическим рекомендациям, мы поднимаем стенограмму, большинством Ваших предложений формулируем даже ни как рекомендации "Круглого стола", а как проблемы, озвученные участниками "Круглого стола", пытаемся это как-то компоновать, направляем Вам по электронной почте (тем, у кого есть компьютеры).

В дальнейшем выделяем некую проблему – значимую – и встречаемся, если Вы сочтете это нужным для обсуждения уже узких конкретных проблем, на те проблемы, на которые мы в состоянии с Вами ответить да или нет. Обязателен или необязателен? Регионалы или Федерация. То или другое решение. Это концептуальные вопросы.

Что касается технических вопросов, которые прозвучали здесь, когда есть прямые ошибки в законодательстве, технология у нас следующая: есть уже законодательная инициатива, подготовленная нашим Комитетом по вмененному налогу. По "упрощенке" у нас ее пока нет, по "вмененке" у нас она есть. Она проходит заключение в Правительстве.

В ближайшее время, насколько я понимаю, мы это заключение получим. У нас технологически есть возможность то, что мы сегодня услышали, включить в качестве поправок в этот закон. То есть какие-то технические вопросы.

Хотя понятие "розничная торговля" – это тоже не технический вопрос, это тоже вопрос концептуальный. Но такого плана вопросы мы постараемся учесть в этом законопроекте.

Законопроект тоже получите электронной почтой, и по нему, если у Вас есть такой интерес, пожалуйста – поправки прямо дословно. Слово такое-то заменить на слово такое-то и так далее, и так далее.

Давайте начнем работать. Мы готовы предоставить свою площадку для работы как с бизнесом, так и с региональными властями в вопросах налогообложения. Мы в этом заинтересованы. Заинтересовано в этом Министерство, потому что в общем-то этот "Круглый стол" отчасти состоялся и по инициативе Минэкономразвития. То есть министерства тоже заинтересованы получать эту обратную связь.

Все Ваши предложения готовы выслушать. Давайте смотреть дальнейшие шаги. По рекомендациям замечания какие-то принципиальные есть? Что туда нельзя включать никогда и ни при каких условиях? У кого-то есть такая позиция? Тогда будем завершать.

Постараемся держать Вас в курсе всех налоговых изменений. У нас сейчас технология такая есть, у нас вся информация стоит на сайте, и рассылка всех налоговых новостей может осуществляться к Вам на электронную почту. Огромное спасибо за участие. Еще раз подтверждаем, что как представители государственных органов считаем тех, кто зарабатывает деньги и платит налоги главной движущей силой нашего общества. Спасибо Вам.



      вернуться назад    наверх